Ana səhifə BAŞ YAZI Выступление на Международном круглом столе «Задачи коренных народов Евразии»

Выступление на Международном круглом столе «Задачи коренных народов Евразии»

Müəllif: Bizim Yazı
342 baxış

Янгурчи Аджиев
Вице-президент Конгресса Тюркских Народов,
Почетный председатель Дагестанской Региональной
общественной организации по развитию
гражданского общества «Бирлик» (Единство) ногайцев

Ногайцы (самоназвание ногай) – один из древних, тюркоязычных, равноправных «конституционных» составляющих народов Российской Федерации (Северного Кавказа и Дагестана) – сегодня выступают как один из субъектов эпохального процесса сложения историко-культурной северокавказской общности и, принадлежа к тюркоязычному метаэтническому массиву в регионе, с одной стороны и будучи подвержены интенсивным интеграционным процессам контактов, сближений, влияний сохранили свою этническую и культурную самостоятельность, не подались тенденциям нивелировки своей национальной самобытности, генетической специфики образа жизни и мышления. На социальной духовной карте народов Северного Кавказа ногайцы воспринимаются как верные, неизменные, традиционные носители и ретрансляторы тюркских традиций, культуры и быта. В настоящее время через всевозможные каналы информации – в газетах, научно-популярных, художественно-литературных журналах, монографиях фальсифицируется историческое прошлое ногайского народа. Зачастую авторы этих публикаций не имеют отношения к историко-этнической проблеме. В республиках Северного Кавказа многие «ученые-теоретики», связывают прошлую историю своего народа с историей «престижных» народов. Среди творцов, которые создают в массах стереотипы научной обоснованности провозглашаемых «теорий» имеются солидные профессора, которые действуют по принципу: “палка, дырка, два струна – я хозяин вся страна”, или “акын – что вижу то и пою». В своё время Марк Твен писал: “Мы решительно против того, чтобы мухоморы пытались выдавать себя за трюфеля!”. «Этому победоносному народу не хватало только историков, которые бы прославили память о его чудесных подвигах. Сколько бессмертных деяний погребено в забвении! Сколько было татарами основано государств, истории которых мы не знаем! Этот воинственный народ,

занятый только своей сегодняшней славой, уверенный в вечной своей непобедимости, нимало не позаботился о том, чтобы увековечить память о своих прошлых завоеваниях».
(Шарль Луи Монтескье – Персидские письма. Письмо LXXXI. Наргум, персидский посол в Московии, к Узбеку в Париж. Из Москвы, месяца Ребиаба 1, 4-го дня, 1715 года).
Традицию этнического наследия ногайцев с половцами, печенегами, гуннами и скифами установить даже легче по территориальному принципу и по внешним признакам, которые не только западные тюрки, но и не один другой народ, оспаривающий наследственность, не сохранил. Работая в китайских монастырях над свитками Чокан Велиханов (настоящее имя – Мухамме́д-Хана́фия) писал: «Замечательно, что в китайских источниках до Р.Х. (Рождества Христова – Я.А.) говоря о каком-то народе, сказано, что служили ногаям. Нужно справиться у отца Иакинфа. (Чокан Велиханов «Избранные произведения». Издательство Наука. Москва – 1986 г. с. 85).
Рауф Денкташ – ведущий тюрколог современности, президент Республики Северный Кипр, выступая на одном из форумов перед тюркском молодежью в городе Стамбуле сказал: «Ногаи, которые, являются праотцами татаров, башкир, казахов, узбеков, тюрков Турции, Румынии, Болгарии – сейчас называется маленькая группа тюрков живущих на Кавказе. У нас в этой или иной степени есть ногайская кровь, но себя мы называем другим именем». (. «Моральный кодекс тюркской молодёжи». Анкара 1996 г. изд. «Мави», стр. 3.). Формирование ногайцев связано с древнетюркими племенами (6-8 вв.), племенами Печенежского (9-11 вв.), Кыпчакского или Половецкого (11-13 вв.) союзов, Золотой Орды (12-15 вв.) и Ногайской Орды (14-16 вв.). Ногайцы занимали те же земли, что и предшественники их – кипчаки, а ранее -печенеги, и приходя на бескрайние степные просторы, не чувствовали себя здесь «чужими», а наоборот, они попадали на исконные земли своих предков. Виллем Рубрук упоминает, что: «В северо-западной части Причерноморья кыпчакское население было адаптировано завоевателями. На основе его сформировался тюркоязычный этнос, известный с XIV в. как ногайцы». До недавнего времени (130-150лет назад) основная масса ногайцев предпочитала кочевой образ жизни, хотя было ясно, что оседлый более выгодный. Именно ногаи проявили себя как достойные потомки скифов в таком сложном деле как организация высокотоварного производства пшеницы на просторах Таврии (север Крыма и юг нынешних Запорожской, Херсонской, Николаевской областей). В конце XVIII ст. Таврической губернии стали приниматься меры к обращению ногайцев к земледелию; администрация раздавала им хлебные семена и старалась, согласно предписанию Екатерины, убеждать “примером кротости”; но, когда приставом ногайских орд был назначен французский эмигрант граф де Мезон, он, чтобы обратить весь народ к земледелию, сжег все их кибитки. При устье реки Обыточной был основан, в 1821 г., в 3 в. от моря, город Ногайск, где заведены были плантации: лесная и садовая. О своевольстве и безначалия ногайцев писали следующее: «Если бы ногайцы, живущие в Российских границах, через новые поощрения со стороны правительства, или по собственному убеждению в очевидных пользах своих, получили охоту к земледелию и к оседлой жизни, как иные начинают уже производить в действие, тогда бы они могли отчасти пополнить недостаточное население Кавказской губернии и по времени сделаться совершенными доможилами и хлебопашцами, на подобие казанских татар. Но они настолько привязаны к кочевой жизни предков своих, будучи побуждаемы к тому закосневшим в них предубеждением, превратившимся в непреоборимую и так сказать, врожденную склонность, которая, однако, имеет корень свой в привычке к своевольству и безначалию, по примеру всех народов гамаксобитов (живущих на возах), издревле кочевую жизнь, почитавших за основание их независимости. Эти черты характера присущи многим современным ногайцам чистых кровей.
К сожалению, сейчас мы крайне мало знаем наследие наших предков – дало о себе знать планомерное уничтожение всех мусульманских книжных собраний, начатое «опричниками в рясах» во времена Ивана Грозного и продолженное их наследниками, вплоть до «комиссаров в пыльных шлемах». Постановлением ЦК ВКП (б) от 09.08.1944 г. казанским татарам, среди которых имеется значительный ногайский компонент, было предписано не увлекаться тюркским (V-VIII вв.) и татарским (XIII-XVI вв.) периодами истории своего народа и переписаться булгарами по названию Волжско-Камской Булгарии (Х-XIII вв.) – государства, образовавшегося после распада Западно-Тюркского Каганата и вошедшего в состав Золотой Орды на правах улуса. Назиф Мириханов в статье « Ногайская Орда, как неотъемлемая часть истории Российской Федерации» в июле 2008 г пишет: «Без личности Идегея мурзы, без изучения истории Ногайской Орды и учета кочевой культуры история и культура современных татар не имеют полноты, порой непонятны, а зачастую вообще вводят в заблуждение интересующихся».
Не исследованной остается участие в Малкинской битве 12 июля 1641 года отрядов из Малого Ногая под руководством мурз Ураковых и Каспулатовых на стороне кабардинцев, где ногайцы завязали бой и, применив древнюю тактику боя своих предков, т.е. отступив, заставили командование сил коалиции открыть тыл для удара основных сил. Только глубоко изучая древнюю историю своего народа мы сможем отстоять его от мародерства. Переворашивая пласт за пластом, белые страницы истории ногайцев мы познаем все больше и больше. Л.П.Семенов сообщает: «Отзвуки далекого прошлого оживают в рассказах стариков, которые передают легенды о ногайцах и кабардинцах»37.
Из письма хана Мамая князю Дмитрию (перевод тюрколога В.Коваленко) нам известны слова Мамая: «Посмотрите на себя, сколько среди вас, московитян раскосых, скуластых и курносых? Недаром есть поговорка: хорошенько поскреби московита и обнаружишь татарина». Наполеон I Бонапарт, наверняка, будучи знаком с содержанием письма Мамая, вспоминая про Михаила Кутузова и Дениса Давыдова, знаменитого поэта и героя Отечественной войны 1812 г., который вел свой род от татарского мурзы Минчака, выехавшего на Русь в начале XV в., сказал: «Копните русского и найдете татарина!» Так появилась мудрая французская пословица, родившаяся после неудачного военного похода Наполеона Бонапарта в Россию «Поскреби любого русского, найдешь татарина» «Grattez le Russe, et vous verrez un Tartare».
Запутана история самого северного и территориально незначительного Тюменского улуса на Северном Кавказе, возникшего на местах ставок темников, монгольских военачальников над десятитысячным войском, имевшего к ногайцам непосредственное отношение. Основное население Тюменского ханства составляли ногайцы и тюменские татары, жившие у урочища Бурунчук. Власть хана переходила по прямому наследству. Несмотря на это, в государстве происходили раздоры между феодалами, претендовавшими на власть. Жители его были мусульманами, так как хан присягал царю по «бусурманской вере». Северная граница Тюменского ханства проходила по северному рукаву Терека, охватывая степи в нижнем течении реки, восточная – омывалась водами Каспия, а западная точно не было определена. Название ханства связывают со словом «тюмень», что означает «десять тысяч», «тьма». Темник – от монгольского слова «тумэн» (тюрко-татарское «төмән») – крупный феодал, державший такое количество кочевых хозяйств, которое могло выставить 10-тысячное войско. В военное время он являлся предводителем такого войска. Однако количество воинов под руководством отдельных темников далеко превосходило эту цифру, и из темников вышел ряд крупных военачальников Золотой Орды, среди которых упомянутый Ногай, известный многим Мамай и позднее Эдиге. Названные темники, не имевшие законных прав на ханский престол, но благодаря своим политическим и военным способностям, в сущности, правили государством через посаженных ими на трон малоинициативных ханов. Среди них особо выделялся выдающийся средневековый государственный, политический и военный деятель ногайского народа Эдиге. С некоторыми темниками связаны названия отдельных золотоордынских городов, например: Темников в современной Мордовии и Тюмень в Западной Сибири. «В конце XV в. одряхлевшая Большая Орда стала жертвой крымских и черкесских нападений. В 1499 г. Большая Орда к ним добавились ещё и ногайские. В 1500 г. хан Шейх-Ахмед, сменивший Сейид-Мухаммеда, обратился к Менгли-Гирею с просьбой разрешить ему перейти с Ордой к Днепру, так как за Доном «нам недобро кочевать, многие с нами брани чинят от Нагай и от Черкас». Под давлением черкесских и ногайских нападений и не считаясь с враждебностью Бахчисарая, Большая Оpда перешла на правый берег Дона. Ф.Ромодановский, московский представитель в Крыму, сообщал в июне 1501 г., что татары Большой Орды, предводительствуемые Шейх-Ахмедом, «без воли прикочевали к Дону за тем, что… Тюмень (ногайское княжество) и Черкасы Орде недруги, и там ся Орда отвселе блюдет». Н.М.Карамзин в начале XIX века был откровенен, когда писал в предисловии к своей “Истории…”. “…История, говорят, наполнена ложью: скажем лучше, что в ней, как в деле человеческом, бывает примесь лжи, однако ж, характер истины всегда более или менее сохраняется, и сего довольно для нас, чтобы составить себе общее понятие о людях и деяниях…”. Из многочисленных исторических источников нам известно, что не сойдет кочевник с коня ни за какие коврижки! Он воюет, всегда готовый смыться, и надеется в бою больше на коня, чем на себя. Никакие монголы ему тут не указ. Совмещение в войске Батыя железной дисциплины и кочевого сброда – взаимно исключающие друг друга понятия. Никогда в жизни у степняка даже мелькнуть не может мысль о том, чтобы залезть на крепостную стену. Великая китайская стена построенная на землях варваров в 214 г. до н. э. для защиты Китая от набегов народов Гиунг-Ну, так называли китайцы все народы, не признающие власть китайского императора (в европейской интерпретации «хунну») стала непреодолимым препятствием на пути кочевников. Именно поэтому на нее потратили, столько людей и средств. Окупилось все сполна. И тот, кто строительство китайской стены задумывал, знал, что окупится.
Во времена войн монголов на Западе из среды тюрков (они вольно или невольно составляли большинство войска ханов – чингизидов, а вообще, по данным историков, в этих войнах у Бату-хана войско состояло из 4-тысяч монгол, 30-тысяч татар, 200-тысяч тюрков) выдвинулся военачальник по имени Ногай, в последствии ставший еще при жизни легендарной личностью, и его историческая роль до сих пор не оценена по достоинству. В походе на Европу в 1240 году он в 20-летнем возрасте командовал тысячей затем десятитысячным туменом «буйных», состоящих из одних тюрков (кипчаков). Еще при жизни Бату-хан (он умер в 1255) назначил Ногая главнокомандующим всего войска Орды, и на этом посту он был до 1301 года, пока его не убили в 81-летнем возрасте.
Год рождения Ногая неизвестен. Имея некоторые исходные данные, например, сведения о том, что еще при Батые (умер 1255 г), имел свой улус между Доном и Днепром, а при дворе хана Берке (умер 1266 г) становится и полновластным хозяином Крыма, можно с определенной степенью точностью сказать, что Ногай родился где-то в Половецких степях, в канун решительного наступления татаро-монгол на Восточную Европу, т.е. в 30-х годах 13 века.
И, разумеется, личный авторитет и влияние, тюркское происхождение, этническое и политическое противопоставление и соперничество тюрков и монголов, многие прочие причины оказали решающую роль на принятие имени «Ногай». (Ногай – Мурза. Из книги «Айкын Тарик» (Явная история).
Рашид ад-Дин описывает с некоторыми подробностями поражение кипчакских войск, которыми командовал родственник Берке, молодой князь Ногай, в битве, которая произошла в районе Дербента на Кавказе в конце 1262 г. Потери обеих сторон были велики. Согласно Ибн-Вассылу, когда Берке увидел поле боя, усеянное трупами, он воскликнул: «Пусть Аллах накажет Хулагу, который убил так много монголов руками монголов! Если бы мы объединились, мы бы завоевали весь мир!». [+80.
Ногая запомнили как военачальника, не знавшего поражений, и жестокого политического деятеля. Политика и войны Золотой Орды на Руси, на востоке Европы, Закавказье, вопросы о назначении в них новых правителей, подавление междоусобиц или выбор хана в самой Золотой Орде, и прочие дела – все это связывалось только с именем этого человека. Улус Ногая назывался «мангушский юрт». Амирхан Межитов в статье «Послесловие половчанина» пишет, что: «Уйсин Ногай» означает, что Ногай из рода уйсин, одного из кипчакских родов (тогда фамилии у ногайцев, как и у остальных тюрков, не принято было обозначать). Подтверждение о том, что одно из кыпчакских племен называлось, таким образом, можно еще встретить у Рашид-эд-Дина, который среди тюркских (кипчакских) племен называет «племя уйшин», отличавшееся боевым духом. Из этих суждений можно заключить, что уйсин Ногай был из рода «уйсин –кыпшак» и никак не мог быть из рода Чингисхана, а значит чингизидом». Отец Ногая царевич Мангуш был сыном последнего легендарного кыпчакского (половецкого) султана Котена. Слава его не знала границ. Известный учёный В.А. Кузнецов считает асов (аланов) потомками усуньского рода ашыг (языг)3. Усуни в древности были могущественным народом, господствовавшим в Семиречье (около озера Балхаш) на рубеже I тысячелетия до н. э. и I тысячелетия н.э. Прямым потомков усуней считается ногайский род уйсунь.
После смерти Бату-хана Уйсунь -Ногай пережил семерых ханов-чингизидов в Золотой Орде, управляя всеми делами Орды, но по-прежнему оставался лашкаркаши всего войска, потому что не было ему равных в смелости и прозорливости. Простые воины ценили его за щедрость и справедливость и готовы были идти за ним в огонь и воду.
Уйсунь-Ногай многое перенёс в жизни и много дорог прошёл. Ему довелось воевать на Руси, в горах Кавказа, на Балканах и Карпатах. В последние годы своего правления Ногай мурза бился с чингизидами из династии Хулагидов, которые пришли из Персии, чтобы расширить свою власть на Закавказье. Но Уйсунь-Ногай к тому времени подчинил Орде государства мамелюков – Египет, Палестину и Сирию, и мамелюки воевали на его стороне. Он жёстко влиял на политику Византии и Иконийского султаната в Малой Азии, не давая им втянуться в войну на стороне Хулагидов. Чтобы держать Византию в узде, он взял в жёны византийскую принцессу из династии Комнинов. И Византия стала придерживаться связей с Ногаем на «Дороге народов», и ей не грозило вторжение от его войск. И Хулагиды были отброшены, потерпев позорные поражения. Источники гласят, что: «Димитрий (другой сын Невского) не мог противиться: он бежал к сильному Ногаю, который быв прежде воеводою ханским, тогда уже самовластно господствовал от степей Слободской, Украинской и Екатеринославской губернии до берегов Черного моря и Дуная». «Ногайцы получили свое имя от знаменитого золотоордынского хана Ногая или Нагая, который по поручению Батыя, а затем – Беркая, в половине XIII ст. воевал в Персии и Закавказье. В 1270 г. он отложился от Золотой Орды и перекочевал к северным берегам Черного моря, а затем – к низовьям Дуная, откуда предпринимал стремительные набеги на Византию, Сербию и Болгарию. Породнившись с Императором Михаилом Палеологом, Ногай вмешивался в политику императоров и пытался овладеть Болгарией. Ногай распространил свою власть также и на южную Русь, князей которой он считал своими данниками. В 1276 г. он покорил Курскую область. В конце XIII ст. русские князья: Мстислав и Лев Даниловичи сопровождали Ногая во время его похода на Польшу». (Средневековые исторические источники Востока и Запада. Гильом Левассер де Боплан. Описание Украины La Description D᾽UKRAINE О Крыме или стране татар).
В первую очередь данное тотемное имя «ногайлы» приняла военная знать тюрков, несших военную службу у Ногая, отличивщиеся в битвах, и это имя стало их знаком отличия, а впоследствии это самоназвание «Ногай» стало не только именем военной династии, но и этническим, территориальным и историческим названием многих тюрков, чьи предводители и воины входили в эту военно-политическую группировку в составе Золотой Орды.
Хотя современный этноним окончательно закрепился за ногайским народом в период золотоордынской государственности в XIV веке, задолго до этого предки ногаев были известны в истории на протяжении многих тысячелетий под различными названиями. Протоногайские племенные объединения (саки, сарматы, гунны, уйсуни, канглы, авары, тюрки, хазары, огузы, кыпчаки, найманы, кереиты, кыйаты, асы, мангыты, конграты и другие) проживали ранее в составе кочевых государств, существовавших на территории Евразии. Одно из первых письменных свидетельств о племенах, составивших основу будущего ногайского народа, содержится в сочинениях древнегреческого историка Геродота (V в. до н.э.). На карте мира Птолемея (II в. до н.э.) обозначена река Даикс (Daiks) – Яик (ныне – река Урал), ставшая позднее одним из центров формирования ногайского этноса, где была расположена столица Мангытского Юрта (Ногайской Орды) город Сарайчик. Названия протоногайских племён упоминаются в древнекитайских источниках, в трудах восточных и европейских историков и путешественников – Ахмеда Ибн-Фадлана (X в.), Рашид-ад-Дина и Ата Мелика Джувейни (XIII в.), Плано де Карпини и Вильгельма Рубрука (XIII в.), Ибн Баттуты (XIV в.) и других. Этноним «ногай» встречается в описаниях арабского хроника Масуди (X в.), путешественника Марко Поло (XIII в.). В 1391 г. на обломках Золотой орды возникла наравне с другими Ногайская орда, просуществовавшая, видоизменяясь, до 1783 года. Ногайцы с середины XVII века и до второй половины XVIII века занимали всю северокавказскую равнину от Азовского до Каспийского морей»58. От того периода на Северном Кавказе осталось огромное множество исторических источников: Этническая история ногайского народа основывается на конкретных родоплеменных этнонимах. Формирование ногайцев связано с древнетюркскими племенами (6-8 вв.), племенами Печенежского (9-11 вв.), Кыпчакского или Половецкого (11-13 вв.) союзов, Золотой Орды (12-15 вв.) и Ногайской Орды (14-16 вв.).
С ликвидацией Ногайского улуса имя Ногая не исчезло в памяти его обитателей. В конце XIV в. оно возродилось в качестве этнического самоназвания целого народа в рамках очередного государственного объединения, во главе и которого стоял Едигей. Отделившаяся от Большой Орды и когда-то принадлежавшая к улусу темника Ногая орда стала называться Ногайской, а слово «мангыт» осталось как название одного из восемнадцати племен, входивших в ее состав. Всеобщее признание полководческих заслуг Ногая и страх перед его именем не могли не повлиять и на улусных жителей созданного им государства. Они начали именовать себя «людьми ногайского улуса», а созданное им государство «старинным юртом Ногая».[7, С.128] Слово «старинный» указывает на то, что государство Ногая уже имело свою самостоятельную и давнюю историю. О том, что еще при жизни Ногая его имя прилагалось к подвластным ему людям, свидетельствует следующее: во время войны с венграми в 1385 г. воинов Ногая, участвовавших в этом походе, современники называли «ногайскими татарами».[1, С. 46]
«Новое направление дискуссии о монетной чеканке Ногая было открыто в 1962 году в связи с находкой уникальной на тот момент серебряной акче с легендами на греческом языке в составе клада Узунбаир (Тулчанский район, Румыния). Наличие на монете имени «Ногай» (NOGAI) в сочетании с оригинальной «трехногой» тамгой поставило дискуссию на твердую почву». (Порсин Артем Александрович. Политическая деятельность Ногая в Золотой Орде (1262-1301 годы). Помимо общетюркского “кардаш” у ногайских татар практиковалось обращение младшего брата к старшему “агай”, старшего к младшему “эне”. Родственники находились друг с другом в отношениях “агай-эне”. Тесное родство распространялось до седьмого поколения.
Католик-миссионер Юлиан сообщает о том, что ногайские татары и «прежде населяли страну, населяемую ныне куманами». «В Ногайскую Орду входили племена: мангкыты, нойманы, кунгарты, кыпчаки, мины, тогучаны, колачи, алчины, чублаки, конклыки, кераиты, кияты и другие», – отмечает Меховский.
С 2001 года, официальная наука причисляет племена найман, конрат, меркит к племенам тюркским. А ведь именно эти четыре племени, включая племя кият, родом из которого вышел Чингисхан, избрали его своим ханом на курултае 1206 года. В лондонском списке древнего эпоса “Огуз – Наме”, датируемого известным российским ученым Бичуриным IV веком до нашей эры, приводится следующая древнетюркская легенда, повествующая о тюркском происхождении рода Кыят.
Ногайцы охотно шли воевать за Московское княжество, Крымский Юрт, Литовское княжество, Ногайскую орду, Казанское, Астраханское и Сибирское ханства, то есть везде выполняли в сущности одну функцию – воевали. Английский посол-разведчик Джильс Флетчер, посещавший Моско¬вию в 1588-1591 годах замечает, что: «русские цари платят татарским мурзам ежегодную дань, за что они, со своей стороны, участвуют в предпринимаемых царем войнах на некоторых известных условиях». Сведения Флетчера подтверждает английская карта, составленная в 1626 году (см.: Татария, Английская карта).
Если взять мангытов, то, в основном, они занимались дворцовыми интригами, командовали войсками, разрабатывали стратегию войны. Даже в Московском княжестве ногайские князья – мангыты продолжали делать своё дело: Пётр (Арслан) Урусов избавил московцев от Лжедмитрия – II, а князь Феликс Юсупов – от Распутина. В Крымском юрте видим то же самое: В 1537 году Бакы-бей убил мятежника Ислам-Гирея, однако здесь его постигла месть бурхана: мангыт Бакы-бей был убит Сахиб-Гирей-ханом, который, сначала осыпал его милостями… Примечательно высказывание И. Дебу: «Сей народ, а особенно его мурзы, воинствен, неустрашим, способен переносить невероятные трудности и нужды, уметь управлять своим оружием, которое любит и сохраняет более всего; не боясь что-либо потерять, склонен к хищничеству и разбоям; ведёт жизнь подвижную, укладываясь и переносясь с одного места на другое с невероятною проворностью. При малейшей же тревоге в пути делает с величайшей скоростью из телег своих четвероугольное укрепление, внутри которого помещает своё имущество, жён и детей. И обороняется отчаянно, притом же имеет непременным правилом, что ногаец никогда не может быть невольником. Не было ещё примера, чтобы мурза или простой ногаец взят был в плен, ибо сие почитают они крайним бесчестием, посрамляющим весь их род; тем самым и отличались они от соседственных с ними черкесов»7. Половцы, появившиеся в начале XI века на Северном Кавказе, поглотили в своем составе ослабевшие племена печенегов (канглы) и более древних жителей этих степей хазар. Даже появление монгол в XIII веке и подчинение Чингизидами половцев не дало желаемого результата по очень простой причине: количество монголов во вновь созданном государстве – Золотая Орда – было незначительно по сравнению с коренными жителями, половцами. По меткому выражению академика В.Жирмунского: «Земля одержала верх над поработителями, и все они стали говорить на половецком языке». Те кипчаки, которые были покорены монголами, смешались с победителями, причем не «омонголились», а наоборот, «окипчакили» монголов. Так, арабский автор XIV в. аль-Омарн пишет, что монголы «смешались с ними (кипчаками) и земля одержала верх над природными и расовыми качествами их (монголов). И все они (монголы) стали, точно кипчаки, как будто они одного с ними рода» (Тиз., том 1, стр. 235).
В Золотоордынском государстве кыпчаки заняли доминирующее положение и в войске, и в городах, и в государственном аппарате, их язык стал наиболее употребительным. В XIV в. и сами ханы, и потомки их монгольского окружения уже имели вполне кыпчакский облик и помнили о своем монгольском происхождении только по родословным. Вплоть до 1880-х г. ногайский язык на Северном Кавказе выполнял функцию языка межнационального общения. Это подтверждается отрывком разговора князя Каспулата Муцаловича и посла донских казаков Клина 1658 годах: «…Казак карашо! – выпалил Каспулат Муцалович и в знак дружбы похлопал Клина ладонью по спине. – Черкес карашо! – в лад ему ответил Ерема. – Урус, черкес – кунак. Бик якши кунак!» (Книга: С.П.Злобин. “Степан Разин”. Книга первая. Издательство: “БелСЭ” им. Петруся Бровки, Минск, 1987). Вот наш древний кыпчакский язык, на котором в 1860 годах по христианскому летоисчислению, ногайцы Терско-Сулакского междуречья написали письмо в Комитет, созданный по повелению величайшего императора: «Дагыстан дагнын шимал тарафында бизум ала бабалар сакин олган заманларда Аксак-Тамирнин йолындан Шахсангарден тобан тарафында 844 (1440-1441) сене хеч бир инсан оглы йок эди. Ушбу йолдан да ушбу сенгерден де тобан йагында йашаган бабаларымуздан исмулары бизге малум олган бабаларымуз». Перевод на кириллицу: «В те времена, когда наши предки дагестанских ногайцев (ногъай) поселились на северной стороне Дагестанских гор, а именно в 844/1440-41 году, на нижней стороне /от/ дороги Хромого Тимура (Акъсакъ Темир) и Шахского Окопа (Шагъсенгер) не было ни единого человека». (Оразаев Г.М.-Р. «Прошение дагестанских ногайцев» 1860г., как историко-этнографический источник «Письменные памятники Дагестана XIII-XIX вв». Махачкала, 1989).
Согласно данным интерактивного атласа ЮНЕСКО «Языки мира, находящиеся под угрозой исчезновения» на территории Украины занесен ногайский, на котором совсем недавно говорили крымские татары. По происхождению и классификации ногайским (кыпчакско-ногайским) (в отличие от половецко-кыпчакского среднего и огузского южнобережного диалектов) традиционно является степной (северный, ногайский) диалект крымскотатарского языка (Крым). В степном диалекте выделяется три говора: тарханкутско-евпаторийский (западный), перекопско-джанкойский (северный) и керченский (восточный). В современном мире ногайско-кыпчакский язык наилучшим образом сохранился в Добрудже. В последнее время мы больше склоняемся к мысли, что именно степной диалект крымских татар, который в чистоте сохранился в Добрудже (Романия) первоначально является диалектом ногайского языка ногайцев Терско-Сулакского междуречья в Дагестане. Относительно истории переселения ногайцев на Терек Семенов сообщает предание, согласно которому «они вышли из Крыма во времена передвижения крымских татар к Прикаспийским степям и первоначально осели на берегу Терека при слиянии этой реки с Сунжею. Среди тех мухаджиров, которых имам Шамиль поселил на восточной стороне Дылыма в 1845 году пожилого ногайца Оразбая запомнили из-за того, что в местной примечетской школе он преподавал арабский язык, народную медицину, астрономию и разговаривал с любым мухаджиром на его родном языке, свободно владея арабским, русским, кумыкским, чеченским, ингушским, аварским, турецким, кабардинским языками.
В Астраханской области язык карагашей некоторые специалисты считают самостоятельным языком, близким к акногайскому диалекту ногайского языка (Л. Ш. Арсланов), а другие специалисты – отдельным карагашским диалектом ногайского языка (Идрисов Э. Ш., Скрыльникова Ж. Х.). Некоторые специалисты считают также диалектами ногайского языка говоры юртовских и алабугатских татар. Ногайский язык изучается только в начальных классах, а в средних классах занятия проводятся в форме факультативного занятия. Дальнейшая ассимиляция ногайцев происходит в поглощении с полным забвением происхождения и былых традиций.
Китайская стратегия складывается к 121 году до н.э. Её смысл: прорвать массу варваров, объединенную под властью их императора с титулом Чен-Ю (по-тюркски Тенгри-Кут), Власть Неба. Эту массу раздробить на две части: оттеснить к северу и западу племена, отброшенные за марку (пограничная зона); ассимилировать те, что останутся, между маркой и Великой стеной, и в самой марке создать из китайских поселенцев и окитаенных инородцев непреодолимую преграду, которая навсегда отделила бы друг от друга обе группы Гиунг-Ну.
«В 1563 г. Иван IV Грозный пожаловал городок Романов и его округу со многими селами, деревнями и пустошами перешедшим к нему в подданство и на службу четырем знатным ногайским князьям (мурзам) – Ибрагиму и Иль-мурзе Юсуфовым и Алей и Айдар-мурзе Кутумовым, их двоюродным братьям. За короткий срок, не позднее лета следующего года, состоялось заселение исконно русской местности мурзами и их служилыми татарами «в числе 700 луков». За первым владельцем Романовского улуса и старшим из мурз – Ибрагимом царь сохранил титул бия (правителя Ногайской орды). В 1570 г. по причине его бегства в Польшу титул и права на владение улусом перешли к его младшему брату Иль-мурзе. В своем духовном завещании царь особо просил наследника: «А держи Романов, мой сын, за ногайскими мурзами; а отъедут или изведутся, ино Романов сыну моему», т. е. Федору. Царь Федор Иванович (1584–1589) не нарушил воли отца, от своего же имени пожаловал им еще ряд дворцовых сел в округе Романова.
Во владениях мурз служилые татары находились в полном подчинении у своих природных правителей. Каждого, «хто, чего достоин», они верстали землей, давали усадьбу или денежное жалование. Если умирал служилый татарин, то мурза мог возвратить себе землю, деревню или усадьбу, отдать ее наследникам покойного или другим единоверцам, прибывавшим из Ногайской орды и других мест. С воцарением на престоле Федора Алексеевича (1676–1682) ситуация в Романове резко изменилась. Политика репрессивно-побудительных мер по отношению к иноверцам, проводимая им, а затем более жестко его преемниками, многих из них вынуждала креститься. В ситуации выбора – изъятие поместий или переход в Православие – потомки романовских биев предпочли формулу ассимиляции, обещавшую им многие льготы. Путь к ней пролегал тогда через христианизацию. В 1860 г. перешли в Православие племянники Сююш-мурзы: Джедигер и Нодыр. Двумя годами позднее крестился и его сын Абдул. Потомки Сююша, выслужившиеся при дворе, основали известные княжеские роды Юсуповых и Кутумовых. При Петре I у тех, кто отказывался креститься, поместья были отписаны «на государя», а затем отданы принявшим христианство новоявленным князьям из татар. При дочери Петра I императрице Елизавете романовским мусульманам поставили последнее условие: принять православную веру или проститься с обжитыми местами. 13 декабря 1760 г. все до этого времени некрещеные татары – двадцать семей – были переселены в Кострому, где их поселили в отведенной слободе, так называемой Черной деревне». (Романовский улус XVI–XVIII вв.).
В начале 1721 года по указу Петра Первого астраханский губернатор Волынский всеми мерами домогался, чтобы все едисанские и джембойлукские ногайцы «были раскосованы в рознь по всем калмыцким улусам». В указе Петра Великого от 16 Апреля 1724 года, явно прослеживается политика ассимиляции ногайцев, где говорилось: «калмыцким владельцам, ушедших от них Татар (ногайцев – Я.Аджиев), когда оные будут возвращены целыми улусами, как то напред сего бывало, не держать, но разделить всех врознь по калмыцким улусам» (Астрах. архив, см. вышеуказан. доношения кол. иностр. дел). В то же время находившемуся при калмыках капитану гвардии Андреяну Лопухину поручено было сказать «под рукою» хану, чтоб он, «разобрав Ногайцев, разделил их по калмыцким улусам», для чего ему была обещана помощь казачьими войсками. Романовский улус XVI–XVIII вв. «1740 года, по смерти хана Дондук-Омбо, во время калмыцкого смятения, посланный к Солтанаульцам подполковник Карл Цейдер склонял их к тому, что они 1742 года прислали в Петербург с прошениями нарочных. Солтанульцы освобождены от даваемой Калмыкам подати и уволены от обыкновенных пошлин за лошадей, скот и товары, приводимые в российские города на продажу. К ним определен для наблюдения оный Цейдер; а астраханскому губернатору Татищеву подтверждено, дабы чрез кабардинских владельцев Магомеда Коргокина и братьев его и другим удобовозможным образом стараться тот солтаульский народ поселить и утвердить в подданстве ее величества; а в противном случае, силою перевести за Кизляр к терскому устью, или на Волгу к Астрахани и взять довольное число аманатов, а по последней мере оный разобрать и по калмыцким улусам разделить, или разорить и разграбить чрез Донских и Терских Казаков и Калмык. Словом, чтоб Солтанульцов на Кубани не было. Между тем, в августе 1742 г. Муса-Мурза посылал на Кубань нарочных к кубанскому сераскеру и к Сатапилек-Салтану, с которыми Муса-Мурза присягами утвердился прежде о принятии их на Кубань, с объявлением, что они, Солтанульцы, к побегу во всякой готовности, и чтоб они, [175] солтаны, вышли с войски для принятия их. Потому, к солтанульскому народу приезжал с Кубани Сатыпилек-Салтан в 40 человеках, и стоя в вершине малой Кумы, в лесу, подзывал тех Султанульцов к себе на Кубань, к чему и кабардинский владелец Арсламбек Котокин оных побуждал. 1741 года, по резолюции Сената, удержанных при Астрахани Солтанульцов велено перевесть в казанскую губернию и поселить между тамошними Татарами, в разных местах; а молодых и малолетных определить в архангелогородский и рижский гарнизоны в солдаты и школы. Между означенных содержавшихся в Кизляре солтанаульских аманатов был один знатного во всей Кубани Мусы-Мурзы внук Казбулат-Мурза Тоганов сын, который татарской грамоте читать и писать умел и по побеге деда его Мусы-Мурзы на Кубань взят в 1744 году в Петербург, научился говорить, читать и писать по русски, по [177] его желании крещен и наречен Дмитрий Васильев сын 314; в 1748 г., для вящшого обучения и познания статских наук, определен в кадетский корпус и производится ему, сверх тамошнего содержания, из Коллегии, по 3 рубля в месяц». (Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 год В.П.Буткова. Глава 39. Из Московского архива 310. Из исторической выписки о Нагайцах, сочиненной в августе 1754 года).
Это было продолжением политики уничтожения ногайского народа.
Еще в начале XX века знаменитый французский языковед Фердинанд де Соссюр писал о том, что: «обычаи нации отражаются в ее языке, а с другой стороны, в значительной мере именно язык формирует нацию. Есть язык – есть народ, нет языка – нет народа. Весь опыт мировой истории свидетельствует о том, что разрушение цивилизации и культуры, исчезновение с лица Земли народов и государств всегда начинается с утраты языка, с отказа от языковой самостоятельности, с капитуляции перед лингвистической экспансией. А с потерей языка народ перестает осознавать свою самобытность, культуру и идентичность».
На заседании Советского фонда культуры, который состоялся в 1989 году в г. Москве, профессор – тюрколог Н.А.Баскаков произнес следующие слова: «.. чувствую себя виноватым перед Вами ногайцами.. В начале 1930-х годов по заданию Министерства по Национальностям мне было поручено сделать анализ и определить возможности создании письменности и обучение детей ногайскому языку, в регионах компактного проживания ногайцев. Я предложил, чтобы астраханские ногайцы обходились татарской письменностью, что дагестанские ногайцы могут воспользоваться письменностью и литературой издаваемой для кумыков, крымские ногайцы – письменностью и литературой крымских татар. Я сейчас понимаю, к чему это привело, я себя корю за это». От позднего раскаивания профессора – тюрколога нам ногайцам не легче. Возможно, профессор Н.А.Баскаков имел заранее известную не ему одному цель еще в те далекие годы, направляясь в районы проживания ногайцев, ведь на протяжении всего этого века ногайский народ состоял в черных списках и подвергался тоталитарному издевательству, а может быть пошел на уговоры тогдашних местных вожаков, а может быть исполнялось требования указа Петра Великого от 16 Апреля 1724 года, кто знает?
Алексей Кожемяков, руководитель секретариата Европейской хартии региональных языков или языковых меньшинств, представитель Совета Европы, 1 – 2 марта 2010 г. в г. Пятигорске, на семинаре, проведенного Советом Европы, Министерством регионального развития Российской Федерации, Представительством Европейского Союза в России подтвердил, что «Современное состояние национально-языковых отношений в каждой республике РФ нуждается в соблюдении языковых прав, гарантированных международными документами». (Семинар «Взаимодействие между федеральными, региональными, местными органами власти и неправительственными организациями по обеспечению культурных и языковых прав национальных меньшинств» по Северокавказскому федеральному округу).
Численность населения ногайцев Дагестана изменялась следующим образом (в скобках указана доля ногайцев в населении Дагестана в границах на год переписи): Численность ногайцев проживающих в Республике Дагестан по данным переписей разных лет составляло: 1886 г. – 2.556 чел., 1926 г. – 26.178 чел., по переписи 1939 года – 4677 (0,50 %) 1959 г. – 14.939 чел. (1,41 %); 1970 г. – 21.750 чел. (1,52 %), 1979 г. – 24.977 чел. (1,53 %), 1989 г. – 28.294 чел. (1,57 %); 2002 г. составило – 38.168 чел. (1,48 %) по переписи 2010 года — 40407 (1,39 %). Резкое изменение численности ногайцев Дагестана в межпереписной период 1939—1959 годов связано с тем, что в период 1938—1957 годов районы традиционного расселения ногайцев Ногайский (тогда — Караногайский) и Кизлярский были исключены из территории Дагестана. Украина: 385 (перепись 2001 г.). Численность ногайцев в Казахстане -350 чел. (1999 г.).
В регионе все отчетливее вырисовывается и заставляет говорить о себе, пока еще малоизвестная для широких кругов но, тем не менее, не теряющая своей остроты ногайская проблема. Сегодня, с учетом политической обстановки на Северном Кавказе, вопрос автономизации ногайцев не стоит так остро, но и не снят вообще. Первый заместитель Полномочного Представителя президента РФ в ЮФО А.В.Коробейников 30 сентября 2001 года в письме адресованной главным федеральным инспекторам субъектов ЮФО о складывающейся в то время социально-политической ситуации среди ногайского населения проживающего в ряде субъектов ЮФО отмечал: «После раздела в 1957 году Ногайского района, входящего в состав Ставропольского края, между тремя субъектами РСФСР, ногайцы не имели собственного национально-территориального образования ни на республиканско-краевом, ни на общегосударственных уровнях. Последнее разделение ногайского населения административными границами было осуществлено в 1992 году, после выделения КЧР из состава Ставропольского края».
В справке Президенту РФ «Об общественно-политической ситуации в республике Дагестан» за 2005 год Полномочный Представитель Президента РФ в ЮФО Козак Д.Н. отмечает: «Латентным фактором общественно-политической нестабильности служит отсутствие национально-территориальной целостности у ногайцев, расчлененных административно-территориальными границами между Республикой Дагестан, Чеченской Республикой и Ставропольским краем. В начале 1990-х годов Ногайское Народное движение «Бирлик» выдвинуло требование объединения разделенной территории в целях национально-территориального самоопределения этого этноса. В последующие годы в силу снижения уровня активности национальных общественных движений это требование, казалось, потеряло свою актуальность. Однако в случае резкого обострения этнополитической обстановки в республике оно может быть предъявлено власти. Не случайно, 2-ой съезд депортированных народов Дагестана подчеркнул необходимость решения проблем ногайского народа».
Руслан Хасбулатов отметил, что: «Отличие кавказского протеста в том, что он идет в более латентном, замедленном состоянии. Латентность протеста вызвана ленью власти как на центральном, так и на региональном уровне. Лень власти рождает преступное бездействие в очень важных вопросах, которые касаются прав народов страны. Следствием такой преступной лени является дагестанская и вообще кавказская нестабильность». (газета «Настоящее время» №9 3.03.2013).
«Центробежных сил в Дагестане хватает и без внешнего воздействия, и, что особенно настораживает, растут не только их масштабы, но и количество. В последнее время актуализировалось, к примеру, и ногайская проблема. Ногайцы, расселенные на дагестано-чечено-ставропольском приграничье, являются, пожалуй, наиболее ущемленным во всех трех регионах этносом. Исходя из этого, в их среде активно распространяются идеи вооруженных форм открытого выражения своего недовольства подобным положением». (Газета «Черновик» март 2006 г.).
Депортации 1943-1944 годов ногайцев Дагестана тоже затронули, они находились вместе с немцами на спец. поселении. Согласно справки «О количестве лиц других национальностей, находящихся на спец. поселении, выселенных вместе с немцами – выселенцами с Кавказа, Крыма, но не входящих в состав семей этих контингентов» начальника 2 отделения ОСП МВД СССР капитана Б.П.Трофимова (Источник ГАРФ. Ф.Р. – 9479. Оп. 1. Д. 43б. Л. 2б.) 31 декабря 1949 года с Северного Кавказа было выселено 3219 человек, в том числе: – кабардинцев – 1617; калмыков – 485; аварцев – 311; дагестанцев – 235; тавлинов – 186; абазинов – 52; осетин – 41; ногайцев 41; русских – 35; даргинцев – 34; прочих – 174 (украинцы, лакцы, лезгины, азербайджанцы, черкесы, грузины, немцы, адыгейцы, арабы, сваны, тюрки). Всего привлекались к совместному выселению с основным контингентом 58 национальностей.
Ногайцы вошли в огромную Российскую империю, загнанные в полупустынные Для сохранения ногайского этноса необходимо выработать проект – реалистичный, конкретный и емкий. Необходимо не просто возврат к корням, но сочетание консервативного начала. Ногайское общество должно активно модернизироваться, развиваться, частично открываться окружающему миру, но строго сохраняя и укрепляя свою собственную идентичность. Строиться, исходя из долговременных стратегических принципов, с учетом опыта поколений, как это было свойственно ногайцам на протяжении нашей тысячелетней истории научиться воспринимать течение событий как турбина – получать силу от испытаний. Человечество никогда не нуждалось так остро в осмыслении путей своего развития, как сегодня.
В современном ногайском обществе, особенно в социально-политической сфере, болезненно ощущается дефицит идей. Большинство людей – в том числе политиков, ученых, тружеников – руководствуются в своей жизни, в политическом выборе набором сиюминутных факторов и случайных интересов. Мы стремительно утрачиваем общее представление о смысле жизни, о логике истории, о задачах человека, о судьбе мира. Место былой пассионарности занято тоталитарным безразличием. Большинство политических партий и общественных движений преследуют конъюнктурные цели. Практически нигде не встретить ясной и последовательной идеологии, способной вывести ногайское общество из состояния дремотного безразличия, сделать жизнь наполненной. У ногайского общества на данный момент истории нет конкретной стратегии ни в одной из жизненно важных областей.
Налицо кризис ногайской политики: отсутствие свежей мысли и здравой идеологии. Политика совершенно утратила и логику, и жизнь. Она либо патологически конъюнктурна, либо патологически карикатурна. Но всегда одинаково неинтересна. И как следствие, неудачи в области пропаганды, неспособность правительственных структур объяснить внешнему миру нашу позицию – также проявление глубокого кризиса самоидентификации. К большему нашему сожалению в Дагестане, в высших эшелонах власти у нас нет представителей – болеющих за судьбу этноса.
Ногайское общество, традиционно стремилось обеспечить своим представителям, высокий уровень образования и было ориентировано на социальную защиту. Ногайцы всегда славились взаимопомощью и умением координировать противоположные интересы различных социальных групп, интегрировать в единый национальный организм различные, зачастую непохожие друг на друга сегменты ногайского народа.
Однако в современном ногайском обществе в последние годы возобладали прямо противоположные тенденции. Ногайский «правящий истеблишмент» в недалеком прошлом, т.е. в госсоветское время, в порядке «социального эксперимента» отказался от традиционных, проверенных веками принципов, вместо них насаждались чуждые ногайскому обществу социальные модели и стереотипы. Как следствие в ногайском обществе стремительно обостряются социальные противоречия, растет пропасть между бедными и богатыми. Уровень ногайской науки, культуры, системы школьного образования постоянно падает.
Отрицательно сказывается на судьбу этноса и отсутствие культурного единого ногайского центра, который бы нас объединял. Правда, радует нас, что 17 Марта 2004 года, в Голландии открылся официальный Ногайский Фонд. 3260 ногайских семей проживающих в Голландии теперь имеют возможность возрождать и развивать свою культуру в центре Европы. В сокращенном названии “SNN” – теперь является центром в Европе для всех ногайцев. Эта великолепная и радостная новость зажгла огромную надежду на возрождение в сердцах всего ногайского народа. Для создания SNN многие годы трудились наши соотечественники из Турции, Румынии и других стран.
Проблемы ногайского народа возникли не сегодня и не вчера, они существуют и незапамятных времен. Народ в 1392 году, создавший Ногайскую Орду – одно низ самых мощных государств на евразийском пространстве, диктовавших на протяжении нескольких веков свои условия таким государства, как Россия, Речь Посполитая, Крымскому, Казанскому, Астраханскому ханствам, эмиратам Средней Азии в силу междоусобных распрей, ослабла и раскололась сначала на две – Большую и Малую Ногайскую Орду. Усиление центробежных сил в ногайском обществе привело к расщеплению выше названных государств на еще более мелкие орды. Трагическую роль в уничтожении ногайской государственности и в целом ногайского народа сыграли калмыки совместно с имперскими войсками. В своем докладе хотел бы коснуться нескольких исторических эпизодов того времени. Название «калмак» произошло от слова «калмаклар» (отстали, отлучившие) – так ногайцы называли их за то, что они отлучились или ушли от своих. От ногайцев русские восприняли «калмаклар» как «калмык». Калмыками в русских источниках стали называть ойратов, пришедших к границам России из глубинных районов Азии.
Первое упоминание о них мы встречаем в указе Ивана IV от 30 мая 1574 г. на имя Строгановых. Продвигаясь на запад и расселяясь (кочуя) по Приволжью, калмыки пытались (и небезуспешно) взять под свой контроль торговые пути между Русским государством и Средней Азией. Григорий Прозрителев писал, что: «…с самого начала своей жизни в России и, особенно при его правлении калмыки явились фактически пограничным войском. Русское правительство, учитывая все выгоды такого положения калмыков, весьма искусно пользовалось их военными услугами…». Вступив в вассальные отношения с Россией к середине 50-х гг. XVI в., Орда затем раскололась, и часть ее попала под влияние Крымского ханства и Турции. Это подталкивало Россию к укреплению своего влияния на Большую Ногайскую Орду, однако внутри Большой Орды шла ожесточенная междоусобная борьба феодалов, ослаблявшая ногайцев.
Непрекращающиеся родовые междоусобицы между ногайскими феодалами явились прямым последствием разорение и обнищание народных масс. Воинские набеги, по обычаю степных кочевников, сопровождались уводом и разграблением улусов, угоном скота, помимо массового истребления людей. К этому прибавилось стихийное бедствие – ужасный голод 1557-1558 гг., последствие неурожая и суровой снежной зимы, уничтоживший стада в заволжских степях. Современник, англичанин Дженкинсон, проезжавший летом 1558 года через Астрахань и Ногайские степи, как очевидец рассказывает о запустении когда-то богатой и населенной страны: «Вся земля по левую сторону Волги от этой реки до Астрахани и дальше по северной стороне и северо-восточной стороне Каспийского моря до земли Татар, именуемых Туркменами, называется страной Мангат, или Нагай, жители ее мусульмане и все погибли в 1558 году, когда я был в Астрахани, вследствие междоусобных войн между ними, сопровождавшихся голодом, моровой язвой (pestil ence) и другими бедствиями (plagues), так что в том году погибло этого народа, тем или иным образом, более 100 000 человек: подобного мора никогда не было видно в этих местах, так что страна ногайцев, будучи страной великих пастбищ, остается теперь пустой (unreplenished)…» (533, 51-52; ср. 120, 169).
Беймбет Бабиктиевич Ирмуханов, профессор, доктор наук по всеобщей истории, автор огромного количества трудов по истории казахов пишет, что: «Существует закон природы: через каждые 7-10 лет происходит джут. При этом раньше погибал не только скот, но и от одной трети до половины кочевого населения». Когда холод, мор и голод ослабили мощь Ногайской Орды, в 1612-1613 гг. калмыцкие улусы торгоутов и дербетов под предводительством Далай Батыра и Хо – Орлока начали передвигаться в Западную Сибирь и степи Центрального Казахстана. Раздробленная на множество владений, во главе которых стояли враждующие между собой мурзы, Большая Ногайская Орда не смогла за короткий срок сплотить силы, восстановить былую мощь перед лицом грозной опасности и оказать серьезного сопротивления диким ордам. Они проникли в верховья Урала, на земли ногаев Большой Орды. Пользуясь слабостью Ногайской Орды в 16-м веке, терзаемой междоусобной войной ногайских мурз за верховную власть в Орде, джунгарские феодалы вытеснили ногайцев из бассейна Иртыша, Тобола и в начале 1620 года во главе с тайшой Хо-Урлюком, предводителем племени торгоутов, грозным потоком обрушились на основные земли восточных ногайцев Урал и Волгу. Калмыцкий хронист начала XIX в. Батур- Убуши-Тюмен рассказывает, что тайши торгоутов Хо-Урлюк, спасаясь от усобиц среди ойратов, двинулся на запад, «напав на цжумбулаков, тюркменов и татар (мангат), пропитал своих подвластных их скотом» (Батур-Убуши-Тюмен 1969, с. 36-37). Новый удар, нанесенный калмыками в самом начале 1634 года вынудил Большую Ногайскую Орду оставив обжитые веками земли предков, покинуть свои старинные кочевья и переселиться на правый берег Волги и объединиться с ногайцами Малой Ногайской Орды, т.е. перейти на «крымскую сторону». В 1635-1636 годах Большая и Малая Орды, преодолевая сопротивление донского казачества, пробились через Дон и объединились с Крымским ханством территориально.
В январе 1644 г. значительные силы калмыков под предводительством Урлюк-тайши перешли Волгу и продвинулись на юго-запад. Часть их войска подошла к Теркам, а основные силы перешли реку Терек и вступили на территорию Кабарды, направились в земли, занятые кабардинцами и породнившимися с ними ногайцами Малой орды. Но кабардинцы и ногайцы, собрав значительные силы, разбили калмыков [64]. Урлюк-тайша и трое его сыновей были убиты. По этому поводу терский воевода М. Волынский «отписывал» в Посольский приказ: «Кабардинские и ногайские мурзы, с ратными своими людьми калмыцких людей побили. А убили-де, государь, у калмыцких людей начальных их людей большово Урлюка-тайсу да детей ево Гирейсана-тайсу да Иргентень-тайсу да Жельдень-тайсу, да в полон в языцех взяли живых дву тайс – Илгердея-тайсу, а другому имени не упомнит, а с ними в языцех калмыцких и етисанских людей взяли больше тысячи человек. А было-де с теми тайсами калмыцких людей и етисанских и янбуйлутцких мурз и улусных их воинских людей 10 500 человек, а ушли-де, государь, с того бою от черкас и от Малово Ногаю тысячи с полторы или з две врозь пеши, а лошади и животину всю у них отбили кабардинские и Малово Ногаю улусные люди» [65]. В 1647 г. отступая, калмыки увели с собой женщин, детей и скот, который успели захватить. Среди пленных оказались жена и дети ногайского мурзы Шагина. Известно, что вскоре после разгрома калмыков в Кабарду приехали калмыцкие послы выкупать захваченных в плен соплеменников, но уже никого из пленных не нашли, так как все они были проданы в горы. Когда послы ни с чем возвращались обратно, к ним присоединился ногайский мурза Шагин, который вез к калмыкам сожженные кости Урлюка-тайшу и его детей, рассчитывая обменять их на жену и детей, находившихся в калмыцком плену. Алегуко Шогенуков и Хатохшоко Казиев с просьбой об освобождении из тюрьмы в Астрахани ногайца Шагин-мурзу обращаются с грамотой к царю: «И он для жены и детей и сам поехал в Калмыки, да на другой год те ж калмыки пришли опять войною, а Шагин-мурзу привели с собою ж. И мы большею милостью и вашим государским счастьем тех калмыков побили. А ныне тот Шагин-мурза з братом и с уздени в Астрахани в тюрьме. Пожалуй, государь, вели их для нашего челобитья из тюрьмы освободить и дать их нам» [70]. Из этого послания узнаем, что калмыки вновь напали на Кабарду в период между 1645–1647 гг. Вместе с калмыками были кумыкский владетель Казаналп и князья Малой Кабарды (это первое документальное упоминание названия Малая Кабарда) [68]. «Казаналп с калмыки соединился и ссылался послы и гонцы, чтоб с ними заодно животишка наши пограбить и нас побити и детей наших и жон в полон поймать. И большою милостью, и вашим государевым счастьем и бережением, тех недругов мы побили» [69]. В ответной грамоте из Москвы Алегуко Шогенукову и Хатохшоко Казиеву царь объявлял, что за их службу: «жалуем, милостиво похваляем» [72]. Насчет Шагин-мурзы вопрос также был решен, он был переведен из тюрьмы на аманатный двор. Еще в 1649 г. прах тайш находился в Астрахани, откуда, вероятно, и был выдан калмыкам.
В ноябре и декабре 1660 г. Россия побуждала калмыков к нападениям на Крым. В число объектов нападения вошли и Большие Ногаи. Калмыки совершили набег в Дагестан и отогнали у ногайских мурз Салтанаша, Ямгурчея и Каракасая, кочевавших под Тарками и Эндиреем, 2000 лошадей [13, л. 119-121]. Удар был предпринят, несомненно, с целью вернуть ногайцев под Астрахань. Согласовывали свои действия с калмыками через посредство астраханского воеводы Григория Черкасского и донские казаки. Так, в марте 1661 г. к калмыкам были отправлены Федор Бузан и Степан Разин [92]. Посланцы донского атамана Корнилы Яковлева обговаривали с калмыками конкретный план похода против крымских и ногайских мурз. В мае 1661 г. Григорий Сунчалеевич получает согласие калмыков на совместный поход на ногайских мурз Каракасая, Салтанаша, Ислама, намеревавшихся перейти кочевать в Крым. Россия была заинтересована в появлении между Астраханью и Доном калмыков, располагавших мощным войском. Военные походы в Крым и оборонительные мероприятия намного удобней было проводить из приволжских и придонских степей, чем из-за Волги. И не случайно в декабре 1664 г. тайша Мончак получил царскую грамоту, которая «похваляла» калмыков за то, что они перешли на «нагорную сторону Волги» [87]. По этому поводу П. С. Преображенская писала: «Размещение калмыцких кочевий на Правобережье Волги создавало заградительный кордон от нападений с юга на русские пределы» [88]. 1736 году, когда Азову блокада от Россиян учинена, послан указ к калмыцкому главному управителю Дундук-Омбо, (который кочует с Калмыками в степях между Царицына и Астрахани), чтоб он собрав Калмык знатный корпус шел к Кубани, и на тамошних подданных турецких Татар нападение чинил; и от помянутого Омбо получено ныне [185] чрез нарочного Калмыка доношение к ее императорскому величеству, также и обретающиеся при Омбо донской старшина Данила Ефремов рапортовал, что Омбо получа указ, собрав, войска калмыцкого 40 т. пошел к Кубани апреля 3, а наперед себя отправил из оного войска для присматривания подвигов Татар кубанских партию, которая нашед за рекою Кубанью корпус кубанских Татар, называемых Норюс-Улу, взяла от оных Татар в плен одного Татарина и с ним к Омбо возвратилась. Омбо, не смотря на то, послал на них сына своего Галдан-Нарму с 20 т. Калмык, а сам остался с остальными у реки Кубани. Нарма сблизясь к Татарам Калмык спешил, которые татарский лагерь со всех сторон зело мужественно атаковали, и хотя у Калмык от сильного отпора Татар не без упадку учинилось, однако тот лагерь и сидящие в нем Татары от Калмык все взяты, и мужеского пола все побиты, между которыми и знатный во всей кубанской орде мурза Батырь-Азамат с 23 другими мурзами убиты, а жены и дети их, всего с 20 т., в плен побраны, и притом лошадей, скота, и прочого взято довольно. После сего Омбо расположа войско свое в вершине реки Егарлака близ Кубани ожидает там прибытия части Донских Казаков, которые к нему в совокуплении с старшиною Иваном Краснощоковым идут; также и кабардинских владельцев с их войсками, с которыми Омбо соединяясь имеет идти в глубь кубанской провинции для вящих воинских действий. Между тем 4 улуса кубанских Татар называемых малый Нагай с их начальниками мурзами Бай-Улу-Мусом (Муса) и Кара-Улу-Мисаусом услыша о приближеши Дундук-Омбо к Кубани, засели с 10 т. кибиток на вершинах рек Инджика и Зеленчука и прислали к Омбо посланцов своих, прося о принятии их в российское подданство. Омбо послал к ним своих посланников объявить, дабы они, не допуская себя до разорения благовременно в российское подданство приходили.
Но 20 мая, когда к Дундук Омбо прибыл в соединение немалый корпус, некоторое число Донских и Терских Казаков с донским старшиною Иваном Краснощоковым, то Нагаи для убежания от погибели выслали своих знатных мурз с прошением, чтоб их принять в российское подданство. На сие дано согласие и таким образом сии четыре улуса составляющие 10 т. кибиток, содержащих более 15 т. военных людей, в подданство приняты, и салтан их с 200 мурзами пришед в дундуков лагерь учиненную в верности присягу подписали, дав из собственных своих сыновей определенное число аманатов.
Сим в подданство принятым Нагаям определено впредь кочевать близ российских границ, в окольностях Кизляра, по рекам Тереку, Малке и Куме, куда они уже действительно и начали перебираться. Их называли Солтан-Аульцами. Императрица за такие ревностные и добрые поступки пожаловала Дундук-Омбо соболью шубу и саблю, а в 1737 году пожалован он и действительным ханом; а прежний хан Церен-Дондук в том же году задержан в Царицыне и отправлен в Петербург. [200]». (Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 год В.П.Буткова. Глава 39. Из московского архива 310. Из исторической выписки о Нагайцах, сочиненной в августе 1754 года). «Для захвата ногайцев весною 1743 года были посланы в Кабарду калмыки и казаки, которые перевели их к устьям Терека, но они и оттуда продолжали делать за Кубань побеги. Пришлось перегнать их на Волгу, где 2809 человек из них отдали для распределения по калмыцким улусам, 1162 — удержали при Астрахани, а 126 детей раздали разным людям «в службу».
14 января 1744 г. коллегия иностр. дел предписала Татищеву отправить их в Казанскую губернию для поселения мурз и знатных старшин при Казани в Татарской слободе с наделением, «буде есть, порозжими землями», а прочих всех раздать на нагорной стороне Волги в Стяжском уезде по деревням тамошним татарским мурзам в вечное владение. «И для того, – указывалось, – отправить из Астрахани до Царицына людей в судах водяным путем с пристойным конвоем, а скот с несколькими их служителями и безопасным конвоем – сухим путем. А от Царицына отправить их и скоты при них до Свияжска по Нагорной стороне с крепким конвоем». В. И. Татищеву было предложено «учинить распределение», сколько из них могло прожить в Казани, без наделения «землями, ежели там порожних не сыщется», и сколько раздать свияжским мурзам. Тех из «разданных» ребят, которые еще не крещены, отдать отцам и матерям; крещенных же и тех, которые, «за отдачею их отцов и матерей калмыкам», осиротели, мужескаго пола взрослых определить в солдаты в Архангелогородский и Рижский [171] гарнизоны, а малолетних отослать туда же в солдатския школы. «Девок крещенных раздать тамошним (очевидно, астраханским) офицерам и дворянам, которые суть российскаго закона, а иноверцам, яко то: армянам и другим, никому не отдавать». 16 марта губернатор доставил в коллегию иностр. дел «ведомость», по которой было назначено в Казанскую Татарскую слободу мурз «с фамилиями» муж. пола 33, женс. 37, служителей их муж. 40, жен. п. 30; старшин муж. 201, жен. 57, служителей при них муж. 30, жен. 36, а всего 568 чел., ? для раздачи свияжцам: мурзинских и старшинских служителей муж. п. 128, жен. 133, аульных людей муж. 152, жен. 138, итого 280 мужч. и 271 женщ., а всех 1119 челов. «Да ребят, отцы и матери которых отданы калмыкам», определил он в солдаты 30 и в школу 43 челов. Но сколько подлежало к раздаче «девок», о том почему то не было доставлено сведений. Коллегия согласилась с этим распределением и вошла с «доношением» в сенат о приведении в исполнение проектированной меры». (Калмыки в борьбе с Турцией).
Но даже такая служба не спасла калмыков от депортации, где было уничтожено больше половины народа. 27 декабря 1943 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР «О ликвидации Калмыцкой АССР и образовании Астраханской области в составе РСФСР», а 28 декабря – постановление СНК за подписью В.М. Молотова ликвидации Калмыцкой АССР и о выселении калмыков в Алтайский и Красноярский края, Омскую и Новосибирскую области. Операция по депортации калмыков проводилась 28-29 декабря 1943 года под кодовым названием «Улусы».
Вот как описывает историк уничтожение ногайцев войсками Суворова и донским казачьим войском атамана А.И. Иловайского 1 октября 1783 года в урочище Керменчик: «10 июля 1774 г. между Россией и Турцией был подписан Кючук-Кайнарджийский мирный договор. Согласно 3 статьи Малая Ногайская Орда, куда входили племенные союзы етишкульцев, етисанцев, джембойлуковцев, буджакцев, бурлакцев и кубанцев, сохранила свою независимость и подчинялась воле хана, избранного всем ногайским обществом. Ни Россия, ни Турция не имели права вмешиваться как во внутренние, так и внешние дела государства. Турки постоянно нарушали этот тракт и подстрекали ногайцев к выступлениям. И надо признать, что турки преуспели в своих действиях и в последующие годы прокатились целая волна выступлений ногайцев, среди которых необходимо выделить восстания всех ногайских племен под предводительством Амурат – Султан – Гирея, начавшееся в июле 1781 г. Только привлечение сил нескольких корпусов под командованием генералов Лешевича, Майорова, Фабрицина и Пиля дало возможность подавить восстание.
С объявлением Манифеста Екатерины 2 от 8 апреля 1783 г., уничтожавшего независимость последнего ногайского государство, обстановка среди ногайцев вновь резко обострилась и генералу А.В.Суворову, командующему войсками в Крыму и на Кубани, потребовалось большое дипломатическое искусство и, лишь используя внутренние противоречия среди ногайцев, удалось убедить в необходимости добровольного перехода в подданство России. А.В. Суворов подтянул к крепости Копыл три полка и артиллерию Кубанского корпуса, опасаясь неприятностей при большом скоплении ногайцев. Приведение к присяге состоялось 28 июня 1783 г., завершившееся торжественным парадом войск и пиршеством в восточном стиле. За присоединение ногайцев к России Указом Екатерины 2 от 28 июня 1783 г., генерал Суворов был награжден орденом Св. Владимира 1 степени. Русское командование облегченно вздохнуло. Им казалось, что ногайскую проблему удается разрешить мирным путем.
В императорском дворе был подготовлен проект переселение ногайцев на Урал, и претворение его в жизнь наместник на юге России князь Г.А. Потемкин поручил Суворову. Попытка начала переселения в июле 1783 г. привела к восстанию ногайцев под руководством Канакай-мурзы, Тав-солтана, Нурадина, Али, Кара-смаила и Муса-Веса. Вначале сентября 10 тысяч ногайцев всадников внезапно появились перед Ейской крепостью и попытались овладеть ею штурмом.
Узнав о сентябрьском выступлении ногайцев, Г.А. Потемкин дал указание командующему Кубанским войском генералу Суворову о походе на Кубань и Лабу, где сконцентрировалась основная масса восставших племен. Во исполнение данного приказа, Суворов разработал план операции и представил князю Потемкину на утверждение. По этому плану 1 октября войска Кубанского корпуса генерала Суворова в составе 15 эскадронов, 15 рот при артиллерии должны были соединиться на Кубани напротив устья Лабы с донским войском атамана А.И. Иловайского, состоявшего из 10 полков. О координации действий войск было заблаговременно договорено. А.В. Суворов, чтобы усыпить бдительность восставших ногайцев, распространял слухи о том, что будто бы он “отъехал в Полтаву, что войско обращены внутрь России для войны с немцами, что их малая часть следует для войны с персами и что ногайцев повелено оставить в покое. ”
В строжайшей тайне войска генерала Суворова выступили 19 сентября 1783 г. автор этих строк во время работы с архивными материалами суворовского похода с трудом поверил тому, что речь идет о будущем генералиссимусе, победителе турок у реки Рымник, штурмом взявшего Измаил, за свою жизнь одержавший 500 блестящих побед, главным, непреложным правилом которого была быстрота и натиск. Этому своему правилу Суворов изменил единственный раз в войне с ногайцами, что свидетельствует о духе ногайского воина. Из действий генерала Суворова видно, что он ее оценивал выше способностей турок, австрийцев, немцев и французов.
Кубанский корпус преодолевал путь 10 дней, продвигаясь исключительно ночью. В эти холодные в преддверьях ночи было запрещено жечь костры даже для приготовления пищи. Днем полки отсиживались в камышах и оврагах. За несколько ночей до прибытия на место Суворов приказал обмотать войлоком копыта коней, колеса телег и орудий, последние были тщательно смазаны, чтобы не скрипели во время передвижения. Все эти меры были предприняты в связи с тем, что на другом берегу были пикеты ногайцев и любой скрип, топот копыт, струйка дыма могли бы выдать присутствие русских войск.
29 сентября войско Суворова, никем не замеченные, дошли до устья Лабы, где их ждали 10 казачьих донских полков. Историограф Суворова пишет, что остальное особого воинского искусства не требовало. Суворов отдал приказ, который вечером зачитали перед каждым полком: «-Войскам отдыха нет до решительного поражения, истребления или плена неприятеля. Если он не близко, то искать его везде, пули беречь, работать холодным оружием…Драгунам и казакам отнюдь не слазать с коней для добычи: на добычу идет 4 часть войска, а остальные все наготове», – говорится в истории 44 драгунского полка. В ночь с 30 сентября на 1 октября русские полки перешли Кубань и на Урупе в районе Кременчук и Сары-Чигера на рассвете окружили ногайцев, стоявших огромным лагерем и не ожидавших нападения. В предрассветные часы, когда основная масса восставших совершала утренний намаз, генерал Суворов подал сигнал к атаке. Нижегородцы, владимирцы и донские казаки со всех сторон без выстрелов ринулись на ногайцев».
Казаки принимали активное участие в уничтожении ногайцев на Северном Кавказе вместе с войсками Суворова и Потемкина. Приговор им историей был подписан руками Якова Свердлова. 24 января 1919 года Оргбюро ЦК РКП (б), после обсуждения 6-го пункта повестки дня – «Циркулярного письма ЦК об отношении к казакам», принимает секретную директиву «Ко всем ответственным товарищам, работающим в казачьих районах» с резолюцией: «Принять текст циркулярного письма. Предложить комиссариату земледелия разработать практические мероприятия по переселению бедноты в широком масштабе на казачьи земли». «Циркулярно. Секретно. Директива ЦК РКП (б) «Ко всем ответственным товарищам, работающим в казачьих районах» подписанная 29 января 1919 года Председателем ВЦИК Я.Свердловым положила начало расказачиванию».
Осколки Больших и Малых Ногаев на протяжении XVII в. рассеялись на огромном пространстве евразийской степи. Массовые миграции на рубеже 1550-1560-х годов вызвали существенное увеличение ногайского населения в Буджаке. Окончательное складывание Буджакской Орды произошло в 1620-1630-х годах, когда ногайские улусы Северо-Западного Причерноморья пополнились выходцами из Большой и Малой Ногайской Орды, отступившими под ударами калмыцкого нашествия. Сначала они желали разместиться в перекопских степях, но хан Мухаммед-Гирей III заявил, что не сможет обеспечить им безопасность от калмыков. Тогда ногаи двинулись за Днестр (Бачинский, Добролюбский 1988, с. 88; Киртоагэ 1988, с. 83; РГВИА, ф. 482, д. 192, л. 177; Эвлия Челеби 1961, с. 194).
После смерти, бия Ураз-Мухаммеда («Ормамбета», сына Дин Ахмад-бия, тайбуга 1584—1590, бий 1590—1598), «десятисанные ногаи» были вынуждены покинуть Едил уйдиц есиги (Волгу – дверь юрты), Жайык уйдиц жапсары (Яик – боковую сторону юрты) и Туркестан уйдиц тври (Туркестан – переднюю, почетную сторону юрты) (Толстова 1977, с. 161; Толстова, Утемисов 1963а, с. 43). Именно эта территория являлась доменом ногаев, откуда началось возрастание их гегемонии во второй половине XV в. Ногайские тюрки не исчезли, они составляют сегодняшнее коренное татарское население заволжских районов Самарской, Саратовской, Волгоградской, Оренбургской областей, приняли активное участие в формировании сегодняшних казанских татар, особенно Закамья; западных татар бассейна реки Сура и темниковских татар башкир; сибирских татар; астраханских юртовских татар; крымских татар степной зоны; казахов младшего и частично среднего жуза.
Столкновение геополитических интересов Российской империи и Османской Турции во второй половине 18 века на Кавказе и втягивание в конфликт обеими сторонами ногайцев, населявших всю степную часть Северного Кавказа, включая верховья реки Кубани, Лабы, Большого и Малого Зеленчука, Кумы и Терека, района Пятигорья, все северное Причерноморье, обернулось огромной трагедией для последних. Лишившиеся единого центра, кочевники образовали улусные потестарные структуры – Орды. Царская администрация не приняла каких-либо мер для предотвращения национальной трагедии, т.е. переселению ногайского народа в султанскую Турцию, к тому же само царское правительство было заинтересовано в этом. Противоречия и борьба двух держав — России и Турции – явились причиной тяжелых бедствий для большинства ногайцев. «Политическая самобытность Ногайской Орды прекратилась»278,— отмечается в работе П. О. Бобровского. Волнения среди ногайцев возникали и позже. Этому есть многочисленные свидетельства и документы. Генерал П. А. Текели279 в рапорте от 27 октября 1787 г. войсковому атаману А. И. Иловайскому сообщал об экспедиции царских войск против ногайских и горских народов, обитавших от верховьев Кубани по рекам Большой и Малый Зеленчук, Уруп и некоторым другим. Пройдя через теснины ущелий труднодоступных гор с пушками, русские войска дошли до самых снеговых вершин и перевалов. 15 октября завязался бой. Здесь П. Текели силой оружия принудил многих войти в подданство России. В числе пожелавших вступить в подданство России были два брата Мансуровых. А двое других их братьев во время сражения бежали с небольшой частью соплеменников, бросив старых и малых, кто не мог передвигаться, к своему родственнику Казбек – Солтану, живущему в верховьях Лабы280. Следует отметить, что некоторые экспедиции царских войск на взбунтовавшихся ногайцев отличались жестокостью. Особенно рьяно проявил себя генерал Портнягин. Его действия в отношении ногайцев даже царские генералы считали преступными и несправедливыми и предлагали предать его военно-полевому суду281. В 1814 г. была создана специальная комиссия, которая и занялась расследованием деятельности командующего русскими войсками на Кавказской линии Портнягина. Он устраивал самосуд над ногайцами, вследствие чего среди ногайцев начались волнения. Комиссия в своих выводах писала, что ногайцы «вообще недовольны Российским правительством за не обращение к ним ни малейшего внимания, также за то, что самые справедливые их протесты оставляются начальством в пренебрежении»282. Содействуя переселению ногайцев, царизм преследовал цели избавления от тех, кто при соответствующих обстоятельствах мог бы стать резервом национально-освободительного движения в империи.
Ногайцы – правоверные мусульмане суннитского толкования ханафитского мазхаба. Нуъман ибн Сабит Абу Ханифа (699-767 гг.) – родился и получил блестящее богословское образование в Куфе, среди его учителей были и сподвижники пророка Мухаммеда, выдающийся факих и мухаддис, основатель одного из четырех суннитских мазхабов, первый систематизатор фикха. Автор трактатов «Аль-фикх аль-акбар», «Муснад аби ханифа» и другие. Выступая 23 мая 2013 года на международной научно-практической конференции, организованной Российским исламским университетом в Казани под названием «Роль ханафитского мазхаба в современной жизни татар-мусульман», главный специалист Кувейтской Энциклопедии исламского права, профессор, шейх Ахмад Хаджи аль-Курди сказал: «Любой человек, который следует за одним из четырех мазхабов, спасен. Если же вы спросите меня, какой мазхаб сильнее, я скажу – ханафитский». В результате калмыкского нашествия Ногайская Орда была уничтожена, ногайцы переселились в пределы крымских владений в Приазовье, а калмыки расселились на широкой территории от Дона до Эмбы. Конфликт имел также и религиозную подоплеку, поскольку ногайцы были мусульманами-суфиями, а калмыки — буддистами (традиция гэлуг). На основе дошедших до нас свидетельств можно заключить, что среди ногайцев ислам в средние века бытовал в основном в форме суфизма, видимо, более подходившего к преимущественно кочевому образу жизни большинства ногайского населения и его психическому складу. Среди ногайцев Большой Ногайской Орды было широко распространено учение братства йасавийа, среди других групп ногайцев преобладали последователи учения накшбандийа. Еще в прошлом веке казахи-адаевцы рассказывали предания о прославленном ногайском шайхе Хейрулла-Суфуе, жившем на Мангышлаке во времена Ногайской Орды и почитавшемся как великий чудотворец. Его сила восходила через святых Султан – Эпе (Султан – ana) и Гаким-Ата (Хаким-ата) к хваджа Ахмаду ал-Йасави. Лишившись политической самостоятельности и пережив трагедию вынужденного переселения (мухаджара), ногайцы утратили собственные суфийские традиции, и в 19-20 вв. исламский мистицизм среди них был распространен незначительно и имел не местное происхождение (из Бухары, Дагестана или Чечни). . Известно, что в 1824 г. Казимагомед со своим учеником Шамилем находились почти год в Ногайской степи, где распространяли мюридизм.
Оставленные переселенцами плодородные земли власти раздавали помещикам, офицерам, представителям местной феодальной знати. В их лице царизм создавал себе опору на окраинах России.
Физический террор, проводившийся во времена борьбы ногайцев в течение 16-18 веков, во всех регионах проживания ногайцев в Российской Федерации, сменился террором экономическим.
Советские идеологи, экспериментируя с ногайцами, создавали целые проекты, реализуемых в регионах компактного проживания ногайцев. Имперские власти милостиво разрешили кочевникам тихо вымирать на этих засушливых и безводных пространствах. Часть дагестанских ногайцев сохранились благодаря пустынной земле, из-за суровых климатических условий на которую в свое время не притязали и позарились русские цари.

В советский период «чести» создать свою «советскую социалистическую» государственность в форме союзной или автономной республики ногайский народ не удостоился.
Но социально-экономические проблемы у ногайского народа начали сильнее ощущаться с 1922 г., когда ногайский народ впервые в своей истории оказался в Дагестане, степных аборигенов иногда старались чем-то заинтересовать Правительство Дагестана обещало создание Ногайского округа (уезда) с большими правами «по примеру Аджарии в составе Грузии». Но слово свое не сдержало и ногайцы в очередной раз были обмануты. Территория Ногайской степи оказалась лакомым куском для соседей: обширные степные пастбища, равнинные просторы пашни, миллионное поголовье скота, выход к Каспийскому морю, а также найденная позже нефть стали причиной взаимных территориальных претензий Ставропольского края и Дагестана. Проблемы коренного малочисленного ногайского народа в основном кроется в нарушениях как международного, так и внутреннего законодательства.
С самого начало, не соблюдая ни одну демократичную норму по выявлению волеизъявления населения, как центральные, так и местные власти прибегали к примитивной демагогии, о чем, к примеру, свидетельствует «Воззвание ЦИК и СНК ДАССР к трудящимся присоединенных к Дагестану районов» от 20 декабря 1922 года. Документ настолько ярко отражает способ мышления тогдашнего руководства и гласит: «Товарищи рабочие и крестьяне! 16 ноября 1922 года Постановлением Президиума ВЦИК согласно вашему желанию, част Кизлярского уезда и Ачикулакский район включены в состав Автономной ДССР». В своем обращении к дагестанскому народу по поводу присоединения ногайских земель к ДАССР, Дагестанский ЦИК не скрывая своей радости сообщает, что территория республики расширилась за счет этих земель, который 1,5 раза превышает собственную территорию Дагестана.
По отношению к ногайскому народу продолжается политика геноцида и этноцида. Среди ногайского населения особую тревогу вызывает неэффективное использование земель отгонного животноводства, причина межнациональных конфликтных ситуаций, которую наши руководители приравнивают в разряд бытовых. Уникальный для Республики Закон РД «О статусе земель отгонного животноводства в Республике Дагестан» принятый Народным Собранием РД 26.09.1996 г., с изменениями и дополнениями от 7.12.1999 г.; от 12.07.2001 г.; от 29.12.2003 г. противоречить Земельному кодексу РФ введенного в действие 2001 году и принятым в соответствии с ним федеральным законам, регулирующих земельные отношения. Имеются грубые нарушения при исполнении статей и пунктов: – целевое и рациональное их использование и охрану; – сохранение и улучшение кормоемкости естественных кормовых угодий; – предотвращение эрозионных и деградационных процессов, опустынивания кормовых угодий и других отрицательных последствий антропогенного воздействия; – сохранение и воспроизводство природных ландшафтов; – сохранение национальных и культурных ценностей административно-территориальных районов.
Существенным недостатком является отсутствие достоверного и полного реестра пользователей и арендаторов земель отгонного животноводства, составленного по материалам инвентаризации и кадастрового учета земель, без чего нельзя представить реальную картину эффективности их использования. Имеют место факты, когда лица, за которыми числятся земли отгонного животноводства, не используют их самостоятельно, зачастую не знают даже, где расположены эти земли, а передают их в субаренду, имея в результате неучтенные доходы.
«Проблемы эффективного использования земельных ресурсов республики обозначены как приоритетные в Посланиях экс-президента Дагестана к Народному Собранию. Вопросы, связанные с земельными ресурсами, также были и в плане работы Экономического совета на 2011 год. В августе 2011 года экспертная группа экономического совета при президенте РД совместно с представителями управления территориального развития и местного самоуправления, управления информационной политики, контрольно-финансового управления президента РД, а также с прибывшими в республику московскими экспертами приступили к изучению и анализу вопросов эффективности использования земельных ресурсов для развития муниципальных образований Дагестана». Экспертную группу ЭС сформировали в составе зампредседателя совета Фарида Мирзабалаева (к.э.н.), член совета Алклыч Алклычев (д.э.н.), старший научный сотрудник Института географии РАН Ольга Глезер (к.э.н.), научный сотрудник Института экономической политики им. Е. Т. Гайдара Нина Миронова (к.с.н.) и доцент кафедры географии МГУ им.М. Ломоносова Сергей Сафронов (к.г.н.). В справке, представленной Президенту РД профессором Алклычем Магомедовичем Алклычевым, отмечено, что в Земельном кодексе Российской Федерации нет не только определения “земли отгонного животноводства”, но даже упоминания о такой категории земель (см. ст. 7 ЗК РФ). Эти земли, таким образом, согласно федеральному законодательству, по статусу относятся к землям сельскохозяйственного назначения. В республике законодательными инициативами, начиная с 28 сентября 2001 года (времени принятия Гос. Думой), в течение почти 10 лет нарушается федеральное законодательство, в частности Земельный кодекс РФ. Мировая и отечественная практика признает аренду земель у муниципальных районов, но не признает передачу этих земель другим муниципальным районам на безвозмездной основе, с осуществлением капитального строительства на чужой территории жителями неместных муниципалитетов.
В связи с обращением Народного Собрания «О внесении в порядке законодательной инициативы проекта ФЗ « О внесении дополнения в статью 11 ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» от 29.04.2004 г. № 227-Ш НС (Приложение № 6) в Государственную Думы и с принятием дополнений к пунктам 11,16 части 1 статьи 11 ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» в условиях малоземелья и чересполосного проживания народов Республика Дагестан ущемляются конституционные права именно коренного малочисленного ногайского народа.
В результате нарушения естественного почвенного растительного покрова Ногайской степи под влиянием бессистемного выпаса и перегрузки скота произошло вырождение природных пастбищ и падение продуктивности, резкое увеличение перевеваемых песков. Поэтому становление данных земель имеет общероссийское значение и требует поддержки федеральных властей». Всемирной организацией охраны окружающей среды (ЮНЕП) принято решение объявит 17 июня Международным днем по борьбе с опустыниванием и засухой. С целью развития сети особо охраняемых природных территорий и для улучшения экологии степи Постановлением Правительства РД от 20.02.2004 г. № 55 в Ногайском районе созданы: государственный биологический заказник республиканского значения «Ногайский» площадью 10 тысяч га. и памятник природы республиканского значения «Сосновка» площадью 975 га (постановление Правительства РД от 15.03.2004 г. № 80). Но все эти усилия не стоят ломаного гроша, если не будет работать Закон РД «О статусе земель отгонного животноводства в Республике Дагестан» принятый Народным Собранием РД 26.09.1996 г.
На самом деле, история с ногайскими землями, как в 1920-х -1950-х годах и произошедшая в 1957 году прошлого века вновь повторяется, только в более изощренной и циничной форме, прикрытая официальной глазурью цивилизованности, идет завуалированное отторжение ногайцев от этнических земель предков. На территориях родовых аулов, где ранее проживали наши предки лежат огромные пространства безжизненной земли, – фактором которого является бесконтрольное хищническое использование так называемых земель отгонного животноводства. Всё это воспринимается мучительно и разрушительно для нравственных устоев, и для самого физического существования ногайской общности и возмутительно для национального самосознания ногайцев, не признающих насильственного отчуждения пастбищ на территории бывших родовых аулов, которыми испокон веков пользовались наши предки. Для коренного ногайского народа региона это политический, эколого-демографический, санитарно – эпидемиологический, антропогенный, экономический, этно – культурный и морально – нравственный кризис этногеноцида. Мы являемся коренными жителями указанных территорий. В этом аспекте происхождение кыпчаков (предков ногайцев – Я.Аджиев) обстоятельному исследованию, кажется, еще не подвергалось, хотя сравнительно недавно была вновь высказана мысль о том, что кыпчаки, а в их составе и монгольские группы проникали на Северный Кавказ еще в VIII в. (Поляк, 1964). Ныне в науке доминирует точка зрения о ногаях (и позднейших ногайцах) как народе в первую очередь кыпчакского происхождения. Кыпчакской версии придерживаются многие современные историки и языковеды (Калиновская, Марков 1990, с.15; Калмыков и др. 1983, с.12; Кузеев 1978, с. 196; Трофимова 1949. с. 50; Усманов А.Султана 1982, с. 59), иногда справедливо уточняя: в большей степени восточные кыпчаки сформировали население Ногайской Орды. (Викторин 1991 б, с. 11). Главным и бесспорно, наиболее веским аргументом в пользу этого служит ногайский язык, который (может быть наряду с казахским) в наибольшей чистоте сохранил кыпчакскую архаику. Ногайский язык относится к кыпчакской (северо-западной) подгруппе тюркской группы алтайской языковой семьи.
«В составе многих тюркоязычных народов (ногайцы, крымские татары, башкиры, киргизы, казахи, крымчаки, узбеки, алтайцы) зафиксированы группы купчак. По языку наиболее близки к половцам карачаевцы, кумыки, степные крымские татары, чей язык, по данным лингвистов, наиболее близок к половецкому языку, известному по словарю «Кодекса Куманикуса». Наиболее существенным критерием для определения генетической преемственности является антропологический тип. Карачаевцы, болгары, кумыки, язык, который весьма близок к половецкому, внешне не отличаются от своих соседей сванов, осетин, даргинцев и других коренных жителей Кавказа. Это значит, что основные предки указанных народов не половцы, а коренное население, которое восприняло язык пришельцев-половцев. Народы же, антропологический тип которой идентичен или близок к облику половцев (ногайцы, каракалпаки, казахи, часть татар и узбеков), имеют больше оснований считаться потомками половцев. Но есть ли целый народ, которого можно с полным основанием считать прямым потомком половцев? Есть! По всем данным истории и этнографии (кроме религии), этим народом являются ногайцы: это и есть потомки половцев, растворившие в себе пришедших в 13 веке тюрков и монголов». («Кумык из рода половецкого?..», Ю.А.Евстигнеев, канд. исторических наук, сотрудник НИИКСИ ЛГУ, «Вокруг света», №5, 1992 год).
В 1223 г. в Предкавказье появились передовые отряды монголо-татарских войск. Монголо-татарское нашествие внесло большие изменения в этнический состав северокавказского населения. Многие племена должны были, спасаясь от монголов, искать другие места жительства. Такая участь постигла и кипчаков. Услышав эту весть, жившие вдали кипчаки бежали без всякого боя и удалились. Одни укрылись в болотах, другие – в горах, а иные ушли в страну русских» (Тиз., том 1, стр. 25). Ибн эль-Асир, говорил о «болотах», в которых укрылись кипчаки. Некоторые исследователи считают, что это заболоченные места в Низовьях Терека. Фальсифицирует древнюю историю ногайцев источник «Г. Мурзаев из неопубликованных эссе», где сообщается, что: «Совершенно иное дело – побережье Аграханского залива и устье Сулака и Терека. Это сейчас они регион интенсивного рыболовства и браконьерства, кипящей жизни. Тогда было по-другому. Сонные топи перемежались со степными прогалинами, на которых светлыми пригорками маячили ногайские юрты. Ногайцы пришли на эти земли, спасаясь от провоцируемых Москвой калмыцких набегов. Пришли, ища приюта и обрели родину». Вспоминая о поездке в Ногайскукю степь Галип Акаев в своей рукописи написал: «Едем дальше. На подходе к Тереку сонные топи перемежались со степными прогалинами, на которых светлыми пригорками маячили ногайские юрты. Это Шавинская долина, тянущаяся до самого Каспия. Тут в камышах запрятано волшебное лоно дождей и серых морских вод. Можно было бы назвать это место поистине прекрасным, если бы не угроза подхватить в летную пору от местных комаров малярию. Здесь как нигде в ином месте кыпчакский дух вошёл в кумыкскую плоть. Здесь встречаются два мира. Оба они тюркские, но один из них кочевой и скотоводческий, а другой оседло-земледельческий. Уголки глаз у некоторых местных кумыков напоминают об изогнутой и тонкой тетиве ногайского лука. Я часто думал о братстве наших народов и красоте нашего общего языка. Когда говоришь на тюркском о прекрасном, кажется что целуешь воздух. Ногайцы – народ, привыкший к самым суровым испытаниям. И казаки, и банды Гоцинского норовят украсть у них их кормильцев – верблюдов. Без верблюда в засушливой степи всякому человеку смерть, ибо и чертополох здесь родиться нехотя, с превеликими муками пробиваясь через сухую кору земли. Нам повезло, что мы пересекаем Кара-Ногай весной, – сказал один из пастухов, уроженец этих мест, – в июле здесь невыносимая жара, аж мозги кипят, а в рот, нос и глаза ветром забивается сухой и горячий как перец песок. – И как вы только здесь живёте? – спросил его другой пастух-аксаевец с недоумением. – Это наша земля и мы обязаны её любить, – пастух произнёс эти слова без всякого самолюбования, спокойно, как говорил и обо всём другом». (Галип Акаев. Равнина в огне. с.59-60. , из-во «Абусупиян», Махачкала 2013). Ногайцы занимали те же земли, что и предшественники их – кипчаки, а ранее-печенеги. Ногайцы, приходя на бескрайние степные просторы, не чувствовали себя здесь «чужими», а наоборот, они попадали на исконные земли своих предков. Степь, орошаемую Тереком и Сулаком Кадыр-Берды сын Тохтамыша в 1410 году после перемирия передал Нурадилу (Нур ад-Дин) сыну Эдиге «в полную собственность, и объявил его первым полководцем своего ханства». (Семенов Н. 1895. с.454). В марте 1524 году участник русского посольства в Турцию М.Тверитинов доложил в Москву, что: «пошел Мамаи – Мырзи от Астрахани кочевать на старое Ногайское кочевище на Терек, на реку под Тюмень к Хвалынскому (Каспийскому) морю». (Г.Д.Д.1,л.269 об).
Исторический факт, что новый удар нанесенный калмыками в самом начале 1634 года вынудил Большую Ногайскую Орду оставив обжитые веками земли предков, покинуть свои старинные кочевья и переселиться на правый берег Волги и объединиться с ногайцами Малой Ногайской Орды.
Усилиями Виноградова и историками его школы начала разрабатываться проблема появления предков ногайцев на Северном Кавказе еще до образования Ногайской Орды. Стала вырисовываться интересная и перспективная идея о том, что они (ногайцы) обосновались в степях региона в золотоордынскую эпоху и что массовая миграция туда заволжских ногаев в 17-веке оказалось, возвращением на «прародину» (или добавим одну из прародин).
Известно, что в основном улусе, т.е. в своем государстве, расположенной между Днепром и Днестром Ногай опирался главным образом на половцев-кипчаков и на асов, которые продолжают составлять в ногайской среде значительную долю. Последние не изменили ему и в самое трудное для Ногая время. «С переходом большинства монголов на сторону Токтая, – писал М. Г. Сафаргалиев, – Ногай мог опереться только на половцев и на алан (асов), оставшихся «верными сподвижниками Ногая».[4, С.78] Однако один из племянников Ногая с тремя тысячами всадников оставил пределы улуса; многие переселились в Прикаспийские степи.[12, С. 46] Несомненно, предками кавказских асов были те асы, которые после поражения Ногая переселились в Прикаспийские степи и создали Асса-Аул. В Дагестане полуостров Аграханский ранее назывался Аса. Есть известие, что вскоре после его (Ногая – Я.А.) смерти, был убит (приблизительно в 1294—96 г.), распалась и его орда, большей частью вернувшаяся в Прикаспийские (Ногайские – Я.А.) степи. (Ср. ст. архим. Леонида: “Нагай, князь Золотой Орды” (в “Чтен. Моск. Общ. Ист. и Др. Рос.”, 1868, кн. 3). «Черные ногайцы», называемые также русскими «караногайцы», подразделяются на пять родов (колен): нойман, кыпчак, аскаштамгали, терки, едишкуль. Они кочуют в бескрайней песчаной степи между Тереком и Кумой, вплоть до Каспийского моря, напротив станиц гребенских и терских казаков, также между устьем реки, называемой Борозда, и древним Тереком. Они занимают также весь Кизлярский уезд и часть Моздокского уезда. Четыре первых из вышеупомянутых родов жили раньше на Сулаке (Койсу), откуда они были переселены на их нынешние земли в 1735 году генералом Левашовым. Потом к ним присоединились и многие другие ногайцы, среди прочих и род едишкуль, который пришел из-за Кубани в 1783 году. «Кавказская рукопись» Иоганна Бларамберга». Статьей 1 Федерального закона от 30 апреля 1999 г. № 82-ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» за Республикой Дагестан закреплено право определять количественные и иные особенности ее коренных малочисленных народов, а также устанавливать перечень этих народов с последующим включением его в Единый перечень. Но в Единый перечень коренных малочисленных народов РФ ногайцы не указаны.

Мы неоднократно обращались в адрес руководства страны об опустынивании земель отгонных пастбищ, в связи с хищническим, бессистемным и круглогодичным выпасом скота хозяйствами горных районов. Но уже сами горцы пришли к выводу, что так издеваться над пастбищами больше нельзя. Н.Абдулаев, председатель СПК имени Шамхала Ахвахского района по поводу причин опустынивания отгонных пастбищ говорит: «По закону здесь пасти овец фактически нельзя в летнее время. То, что летом пасти мелкий рогатый скот запрещается, записано прямо в законе об отгонном животноводстве. Потому что травостой ухудшается, флора и фауна обедняется, а это приводит к опустыниванию и деградации земель. Но люди овец держат, они лучше их продадут, чем отправят куда-нибудь в горы. И на самом деле, с пастбищами для частного скота сложно, не только мелкого, но и крупного рогатого. Вместе 500 голов крупного рогатого скота пасут в три раза больше. Кроме того 8—100 голов лошадей, 2000 голов овец. Какой тут будет порядок? Все должны болеть за общее дело…». (газета «Ахвахцы-Ашвадо» № 6 июнь 2013 с.7). С 17 по 19 мая 2013 года в подмосковном Бекасово прошел круглый стол “Северный Кавказ: механизмы и риски земельной реформы”, организованный Российским конгрессом народов Кавказа и Кавказским центром проектных решений с целью провести инвентаризацию существующих в регионе поземельных противоречий, получить срез имеющихся на местах мнений о применимости готовых и апробированных в схожих ситуациях рецептов из российского и международного опыта. Программой круглого стола стали проектные сессии, в рамках которых представители регионов Северного Кавказа при поддержке экспертов разрабатывали предложения по конкретным механизмам разрешения поземельных противоречий в регионе. Участник круглого стола, Магомед Абдулаев, юрист Регионального Общественного Фонда “Согратль” горного Гунибского района охотно разъясняет преимущества схемы и утверждает, что она вполне применима для улаживания межэтнических конфликтов, вызванных территориальными спорами. “Я живу в Альбурикенте – в одном из трех поселков, на землях которых кумыки хотят образовать Таркинский район. Они имеют моральное право на эту землю (аналогична судьба ногайцев). Но сейчас она принадлежит государству. Если кумыки сумеют вернуть ее в свою собственность по нашей схеме, всем остальным не останется ничего другого, кроме как вступать в договорные отношения с новыми собственниками. В этом случае уже кумыки сами будут решать, с кем продлевать договор, а с кем нет”,- констатирует Абдулаев.

Всем нам известно, что Великое переселение народов было порождением комплекса причин, основными из которых стали климатические процессы (опустынивание степей Западной Азии) и передвижением хуннских племен из центральноазиатского региона. В течение длительного времени, 1990 года начался массовый отток ногайской молодежи в поисках лучшей жизни в Тюменскую и другие области РФ, главными причинами которого являются: – отсутствие возможностей устроить свою жизнь и быть; – приобрести или построить жилье; – обзавестись семьями в трудные времена жизненных испытаний; – получить качественное образование и медицинское обслуживание; – не доступность других социальных услуг гарантированных государством; – низкий уровень жизни значительной части ногайского населения; – высокая безработица в районах компактного проживания ногайцев; – отсутствие возможности гражданской и профессиональной самореализации; – существующая в Дагестане, несправедливость, черствость и бездушие бюрократии; – получившие широкий размах в республике взяточничество, коррупция и многие другие пороки, поразившие современное дагестанское общество; – утрата доверия к власти; – чрезмерное имущественное расслоение граждан. Молодые семьи вместе с детьми надолго обживаются в местах своего проживания, и возвращаться на земли предков особого желания не имеют. Они потихоньку начинают забывать язык, теряют интерес к своим истокам, былой истории, самобытной культуре, обычаям и обрядам предков. Последствия массового оттока ногайской молодежи пагубно влияют на сохранение родного кыпчакского языка. Почти во всех ногайских аулах число первоклассников с каждым годом сокращается. Так что, как говорится, для нас ногайцев страшней отток молодежи, чем последствия Федерального закона № 309 “О внесении изменений в некоторые акты Российской Федерации” (в части изменения понятия и структуры государственного образовательного стандарта)”, который изменяет существующий закон «Об образовании» и отменяет трехкомпонентную (национально-региональный и школьный компоненты образования) структуру государственного стандарта образования.
К сожалению, в последнее время Ногайская Степь стала стратегически важным районом для осуществления попыток инвестирования проектов, для освоения территории традиционного природопользования коренного ногайского народа с целью пополнения финансового положения этноклановых группировок республики: (2008 г.) отвергнутый специальной комиссией в начале 1950-х годов втором варианте (западное побережье Каспийского моря на территории Дагестана) сооружения ракетного полигона для запуска межконтинентальных баллистических ракет; (2011 г.) попытка реализации проекта по строительству сахарного завода в самом центре Ногайской степи на 100 тыс. га площади территории, что составляет 9 % земель Ногайского района в партнерстве с американской компанией «Аmity Technology LLC»; (2012 г.) практическая реализация строительства объектов птицекомплекса Московского проекта «Создание и развитие Агротехнопарка «АгроДагИталия» на бывших землях Асса-Аульского сельского совета. «Главным достижением Дагестанской организации Всероссийского общества охраны природы в 1980-90 годах является отклонение неоднократных и настойчивых предложений Госплана СССР о строительстве атомной электростанции в поселке Глав Сулак». (А.Г.Коршунов. Дагестан: Годы и События. С. 210. Махачкала 1998).
При осуществлении своих «проектов» освоения территории традиционного природопользования коренного ногайского народа зачастую мы выглядим как препятствие на пути бессистемного использования Ногайской Степи как пастбища для отгонного животноводства. «Существующие мелкоконтурность и чресполосица земель являются серьезными препятствиями применения современных агротехнических процессов.» ( Перспективное территориальное и экономическое зонирование (на примере Республики Дагестан).
В восстановлении исторической справедливости в отношении ногайского народа в Российской Федерации, мы возлагаем большие надежды учреждаемой Международной общественной организации «Союз коренных народов Евразии» в содействии и оказании помощи нам обращениями в ООН, ПАСЕ и другие международные организации об отмене:
1). Антиконституционного Указа ПВС РСФСР № 721-4 «0 восстановлении Чечено-Ингушской АССР и упразднении Грозненской области» от 9 января 1957 г. в части касающихся ногайцев;
2). Принятого Народным Собранием РД 26.09.1996 г Закона РД «О статусе земель отгонного животноводства в Республике Дагестан» противоречившего Земельному кодексу РФ введенного в действие 2001 году и принятым в соответствии с ним федеральным законам, регулирующих земельные отношения.

Уважаемые делегаты Международного круглого стола! Прощу учесть мою просьбу, в итоговой резолюции форума отразить и принять отдельный пункт о территориальных проблемах ногайского народа.

***
9 августа – Международный день коренных народов мира

1993 год был назван Международным годом коренных народов мира (International Year of the World’s Indigenous People).
23 декабря 1994 года Генеральная Ассамблея ООН постановила, что “в течение Международного десятилетия коренных народов мира Международный день коренных народов мира (International Day of the World’s Indigenous People) будет отмечаться ежегодно 9 августа, в день первого заседания Рабочей группы по коренным народам Подкомиссии по поощрению и защите прав человека, в котором говорилось, что: «В этот Международный день коренных народов мира мы отдаем должное богатству культур коренных народов и особому вкладу, который они вносят в семью народов мира. Мы также помним об огромных трудностях, с которыми сталкиваются многие коренные народы — от недопустимых масштабов бедности и заболеваемости до лишения имущества, дискриминации и отказа в основополагающих правах человека.
В резолюции от 20 декабря 2004 года, Генеральная Ассамблея, провозгласив второе Международное десятилетие коренных народов мира, постановила продолжать отмечать на протяжении второго Десятилетия Международный день коренных народов. Ассамблея просила Генерального секретаря ООН призвать правительства отмечать этот день на национальном уровне!” – Первое международное десятилетие коренных народов мира (First International Decade of the World’s Indigenous People), начатое в 1995 году, помогло более отчетливо услышать голос коренных народов во всем мире и повысить внимание к проблемам коренных народов.
20 декабря 2004 года Генеральная Ассамблея ООН провозгласила Второе международное десятилетие коренных народов мира (Second International Decade of the World’s Indigenous People) на период 2005—2014 годов, где сообщалось: «Мы вступили во второе десятилетие, и здесь не следует забывать, что одного диалога недостаточно. Мы должны сосредоточить наше внимание на действиях в защиту прав коренных народов и в поддержку улучшения их положения, в том что касается их земель, их языков, их источников к существованию и их культур». Генеральная Ассамблея ООН в резолюции постановила продолжать отмечать на протяжении второго Десятилетия Международный день коренных народов. Ассамблея просила Генерального секретаря ООН призвать правительства отмечать этот день на национальном уровне.
«Растет приверженность государств полному соблюдению прав коренных народов, о чем свидетельствуют конституционные, законодательные и административные меры, которые признают самобытность коренных народов, их право на землю и ресурсы, приемлемые в культурном отношении формы развития, а также программы для решения проблемы нищеты и неблагоприятных условий», – сказала Верховный комиссар ООН Нави Пилэй по случаю Международного дня коренных народов мира и призвала активизировать усилия по защите прав коренных народов.
8-11 августа 2013 года, в зале зимнего сада туристического комплекса городка «Сказочная долина Кизил-Коба» в селе Перевальное Добровского сельского совета Симферопольского района (Крым-Украина) в рамках мероприятий посвященных Международному Дню коренных народов мира состоялся Международный круглый стол «Задачи коренных народов Евразии». В ходе Международного круглого стола «Задачи коренных народов Евразии», посвященного проблемам коренных малочисленных народов Дагестана, коренных народов Сибири и коренных народов Украины с 15-минутными докладами выступили вице-президент Конгресса Тюркских народов Янгурчи Аджиев, председатель правления Дагестанской региональной общественной организации по развитию гражданского общества «Бирлик» (Единство) ногайцев Алишер Менглимурзаев, глава Союза общин коренного малочисленного каратинского народа Дагестана «Калалал» Магомед Ахмеднабиев, представитель коренного малочисленного ахвахского народа Дагестана, главный редактор “ежемесячного информационно-аналитического журнала креативного мышления” “Элита D.ru” и “ежемесячной культурно-просветительской и общественно-политической газеты ахвахского народа” «Ахвахцы-Ашвадо» Максуд Гаджиев, руководитель территориально-соседской общины малочисленного кумыкского народа Дагестана «Атлы-Боюн» Гаджигиши Бамбатов, руководитель территориально-соседской общины малочисленного кумыкского народа Дагестана «Агач-Аул» Исмаил Джанхуватов, сопредседатель Союза общин коренного кумыкского народа Дагестана Гаджи Мирзаев, глава Союза общин коренного малочисленного кайтагского народа Дагестана «Хайдакьла халь» Руслан Расулов, представитель коренного лезгинского народа Дагестана Назим Гаджиев, председатель правления Сибирского центра казахской культуры «Молдир» Алтынай Жунусова, председатель региональной татарской общественной организации по Тюменской области «Наследие» Луиза Шамсутдинова, руководитель инициативной группы по созданию общества урумов (греко-татар) Мариуполя Олег Котляров, заместитель председателя Ассоциации крымских караимов «Крымкарайлар» Наталья Кропотова и член правления Крымской республиканской ассоциации крымчаков «Крымчахлар» Юрий Ломброзо.
На круглом столе также выступили известный казахский писатель–академик, член Конгресса литераторов Европы и Всемирной ассамблеи тюркских народов, вице-президент Международного казахстанско-кубинского общества дружбы Бахытхожа Рустемов и известный азербайджанский писатель и ученый, член Международной Академии научно стратегических исследований тюркского мира, президент Всемирного конгресса тюркских народов, генерал-полковник Яхья Юсиф Джанияр.
При этом президент Всемирного конгресса тюркских народов заявил о том, что Европа и Соединенные Штаты Америки «недолюбливают» Российскую Федерацию, а евразийские народы тюркского мира «любят Россию и русский народ», потому что у них «одна Евразия и общая историческая судьба».
В свою очередь президент Фонда исследований и поддержки коренных народов Крыма Надир Бекиров заявил о том, что в настоящее время «мировое общественное мнение стоит на стороне коренных народов», поскольку даже такое «довольно одиозное государство», как Китайская Народная Республика, «признает коренные народы», и Соединенные Штаты Америки, голосовавшие против принятия Генеральной Ассамблеей ООН Декларации о правах коренных народов 13 сентября 2007 года «движутся к признанию коренных народов хотя бы формально».
После выступлений докладчиков и почетных гостей круглого стола все его участники в целом одобрили проект итоговой резолюции Международного круглого стола «Задачи коренных народов Евразии» об учреждении общественными организациями коренных народов Восточной Европы, России и Закавказья Ассамблеи коренных народов Евразии и создали организационный комитет по доработке данного документа с целью его утверждения 10 августа на учредительной конференции Ассамблеи коренных народов Евразии в сел Перевальное Симферопольского района вместе с Уставом и Программой действий этого международного объединения.
Представители коренных народов – носители уникальной культуры, поэтому каждая организация, принимающая участие в Международном Дне коренных народов мира в Крыму, имела возможность представить свое творчество, в костюмированном шествии и гала-концерте, которая состоялась на центральной площади города Ялты, где блестяще выступила молодая кумыкская певица Рукият Айланматова.

You may also like

Şərh yaz

Layihə haqqında

Sayt Azərbaycan Respublikasının Qeyri-Hökumət Təşkilatlarına Dövlət Dəstəyi Agentliyinin maliyyə yardımı ilə hazırlanmışdır.

Saytın məzmunu

Saytın məzmunu DGTYB İctimai Birliyinin cavabdehliyindədir, bu baxımdan saytın məzmunu Azərbaycan Respublikasının Qeyri-Hökumət Təşkilatlarına Dövlət Dəstəyi Agentliyinin mövqeyini əks etdirmir.

Bizim Yazı ©2022 – Bütün hüquqları qorunur.